Прочитайте онлайн 100 великих творцов моды | Сальваторе Феррагамо

Читать книгу 100 великих творцов моды
2516+15188
  • Автор:
  • Язык: ru

Сальваторе Феррагамо

(1898–1960)

В его воспоминаниях есть такие строки: «Я родился, чтобы быть сапожником. Наверное, я им был в предыдущих жизнях». Талант может проявиться в любой области, и мы не удивляемся ни талантливым музыкантам, ни талантливым столярам. А вот гениальность — это уже иное… Это не окрестности вершины, это сама вершина. Так вот, Сальваторе Феррагамо, великий дизайнер, не был талантлив. Он был гениален.

Сальваторе родился в 1898 году в Бонито, в местечке Кампанья. В семье было четырнадцать детей, он был одиннадцатым. Руки у мальчика оказались золотыми, и свои первые туфли он сделал для сестёр, специально ко дню конфирмации. Было ему тогда всего девять лет. В отличие от многих мальчишек своего возраста, маленький Сальваторе быстро сумел понять, кем хочет стать — сапожником, причём очень хорошим! Возможно, даже лучшим в мире. Что ж, свои детские намерения он осуществит сполна.

Сальваторе отправился изучать ремесло в Неаполь, в одну из лучших обувных мастерских города. Проучившись там год, он открыл собственную маленькую мастерскую, прямо в родительском доме. Но этого ему казалось мало… В 1914 году, когда ему не было ещё и шестнадцати, он решился уехать за океан — один из старших братьев уже давно работал на одной из обувных фабрик Бостона. Сальваторе к нему присоединился, а вскоре убедил братьев переехать на юг США, в Калифорнию.

Онлайн библиотека litra.info

Сальваторе Феррагамо

Именно там, сначала в Санта-Барбаре, а затем в Голливуде, он, наконец, смог проявить свои способности как следует. В их мастерской, поначалу небольшой, Сальваторе совершенствуется, шлифует свои умения. Починка обуви, изготовление туфель на заказ… Всю жизнь он будет считать, что обувь нужно делать исключительно вручную: «Я никогда не видел хорошей пары обуви, сделанной на машине. Она слишком индивидуальна». А Сальваторе стремился именно к тому, чтобы обувь сидела на ноге идеально, чтобы человек чувствовал себя комфортно… Но у всех людей свои особенности, и добиться этого можно только с помощью индивидуального подхода к каждому из клиентов. Тщательное снятие мерок, изготовление идеальной, подходящей только этому человеку колодки — Сальваторе работал необыкновенно тщательно, но уверенно и быстро. Стоит ли удивляться тому, что молодого выдающегося мастера вскоре заметили?

Среди клиентов Феррагамо были не только жители Санта-Барбары, но и актёры и режиссёры находящегося неподалёку Голливуда. Один заказ следовал за другим, а Сальваторе исполнял их настолько блестяще, что уже в 1923 году, когда ему было, заметим, всего двадцать один, его пригласили в Лос-Анджелес. С этого момента начала идти в гору его карьера обувщика кинозвёзд, которая продлится около тридцати лет. Золотая эпоха Голливуда была бы далеко не столь блестящей, если бы красавицы-актрисы не щеголяли в изумительных туфельках от Феррагамо. Звезда немых фильмов Лилиан Гиш, Грета Гарбо, Глория Свенсон, Марлен Дитрих — все они, вплоть до Мэрилин Монро, носили то, что предлагал им итальянский мастер. А он порой знал, что им надо, куда лучше, чем они сами. В его туфлях ноги казались изящнее и длиннее; тем, кто был невысоким, как Кармен Миранда, они добавляли роста (с помощью платформ), высокие чувствовали себя изумительно в туфельках на плоской подошве. Шёлк, кружева, перья, ленты, позолота, жемчуг — это был настоящий «гламур», а не нынешние подделки под него.

А кто создал одни из самых знаменитых туфелек за всю историю кинематографа, волшебные «рубиновые» туфельки девочки Дороти из экранизации «Волшебника страны Оз» 1939 года? Конечно же, волшебник Феррагамо.

Он никогда не останавливался на достигнутом. Будучи уже признанным мастером, стал посещать лекции по анатомии в университете Южной Калифорнии — конечно же, больше всего его интересовала анатомия ног и стоп. Никакая, даже самая роскошная обувь, не принесёт радости, если она плохо сидит на ноге, если каблук неустойчив, если он находится не в том месте, если… Этих «если» было тысячи, и Феррагамо неустанно с ними сражался. Его мастерство приносило немалый доход, но он не почивал на лаврах, а щедро тратил деньги на всё новые и новые эксперименты, пробуя новые формы, новые материалы, новую технику. Как творения модельеров «от кутюр» отличаются не только роскошными материалами, но и изумительным кроем и тщательностью отделки, так и творения Феррагамо, обувщика «от кутюр», отличались высочайшим исполнением во всех деталях.

В 1927 году Сальваторе вернулся в родную Италию. Выбор его пал на Флоренцию, которая всегда славилась как город, где покровительствовали искусству и ремёслам, с помощью которых она и процветала на протяжении веков. Там, на виа Манелли, в 1929 году прославленный мастер открыл свой салон. Увы, всё оказалось не так просто — теперь ему пришлось самому заниматься административными вопросами, налоги росли, а доллар — в Америке был разгар жесточайшего финансового кризиса — наоборот, падал. Так что всего несколько лет спустя, в 1933 году, Феррагамо обанкротился. Но твёрдое намерение идти вперёд, только вперёд, подтолкнуло его и на этот раз, так что вскоре он вновь был в игре.

Эксперименты продолжались. Начиная с середины 1930-х Сальваторе начал использовать не только обычный материал обувщиков, кожу, но и массу других — целлофан, волокна пальмы, пеньку, парусину, кружево, пробку, даже рыбью кожу! Что-то было вызвано желанием попробовать новое, что-то — проблемами, которые пришли со Второй мировой, ведь хорошее сырьё начало почти целиком уходить на военное обмундирование и обувь. Тут-то фантазия Феррагамо проявилась в полной мере, позволяя делать чудесную обувь из любых материалов. Так, именно дефициту кожи для подошвы обуви мы обязаны появлением удобной и лёгкой обуви с подошвой из пробки, дефициту кожи для самих туфель — изящной обувью из ткани.

В 1947 году, как гласит уже обросшая легендами история, Феррагамо встретил на берегу реки Арно, которая протекает через Флоренцию, рыболова. Завязался короткий разговор — обувщик спросил, не опасается ли тот, что тонкая, почти невидимая леска порвётся под весом рыбы, на что тот спокойно ответил, что, мол, это же нейлон, не порвётся. Так из случайной встречи родилась фактически «невидимая» обувь из нейлоновой сетки. За необычную модель из нейлона, с клиновидным каблуком, Феррагамо получил самую престижную премию в своей профессии. А мы сегодня носим лёгкие летние туфли из искусственных материалов, даже не задумываясь о том, кто же додумался первым ими воспользоваться.

В 1952 году Сальваторе решил, что, если делать тонкие высокие каблуки из стали, они, вероятно, прослужат дольше. Так и оказалось. Они получили итальянское название «стилетто» (стилет — тонкий острый кинжал), и женщины во всём мире, начиная с Мэрилин Монро, обожавшей обувь от Феррагамо, с удовольствием встали на тонкие, но крепкие каблуки.

Впрочем, ещё более устойчивым каблукам-танкеткам мы тоже обязаны гениальному мастеру. «Новое — это хорошо забытое старое», и он экспериментировал с каблуками в духе XVIII века, когда каблук-рюмочка был сдвинут ближе к середине стопы. Они были устойчивыми, удобными, а ещё визуально делали ногу меньше — кто же откажется от ножки, как у Золушки?

Он мог сделать удобную и при этом роскошную обувь даже для деформированных стоп, которая скрывала все недостатки, — как, по легенде, и произошло с одной таинственной «дамой под вуалью», которая, казалось бы, потребовала от мастера почти невозможного… А он сумел выполнить её пожелание с блеском. И махарани, жена одного из индийских магараджей, которой оказалась эта дама, навсегда осталась пылкой поклонницей обувного гения Феррагамо.

Именно благодаря ему обувь обрела статус не просто важного аксессуара, а предмета роскоши. Длинные юбки ушли в прошлое, а короткие щедро демонстрировали женские ноги, которые нуждались в эффектной обуви. А уж Феррагамо знал толк в эффектах… Он мог создать что угодно — от модели, больше напоминающей произведение искусства, странное, необычное, запоминающееся, до повседневных туфель, красота которых была в то же время необыкновенно функциональна. И недаром плоды творчества Феррагамо десятилетиями будут вдохновлять других обувных дизайнеров.

В 1938 году он купил старинный флорентийский дворец, палаццо Спини Ферони, в котором с тех пор и находится штаб-квартира марки. А в 1995-м там откроется музей великого мастера, в котором можно полюбоваться на образцы созданной им обуви.

В 1949 году Сальваторе женился на Ванде Миллети, и у них родилось шестеро детей — Фьямма, Джованна, Феруччо, Фульвия, Леонардо и Массимо. Все они пошли по его стопам, затем к ним стали присоединяться внуки, так что и по сей день империя Феррагамо, которую им удалось построить, находится в руках семьи.

В 1950-х в мастерских Феррагамо работало около семисот мастеров, которые производили по триста пятьдесят пар туфель в день — и все, заметим, ручной работы. С тех пор производство неизмеримо выросло, магазины Феррагамо открылись по всему миру, и марка начала выпускать не только обувь, но и сумки, ремни, очки, шёлковые платки и шарфы, одежду и даже парфюмерию.

Самого же мастера не стало в 1960 году, когда ему было всего шестьдесят два. «Сапожник мечты» ушёл из жизни довольно рано, но в истории остался навсегда. «Нет пределов ни красоте, ни творческому воображению. Безграничны материалы и формы, которые можно использовать в создании обуви так, чтобы каждая женщина чувствовала себя принцессой… Моя обувь просто выражает то, чего хотят люди».