Прочитайте онлайн 100 великих творцов моды | Пьер Карден

Читать книгу 100 великих творцов моды
2516+15195
  • Автор:
  • Язык: ru

Пьер Карден

(1922)

Смелый новатор, он был представителем той волны, которая захлестнула мир моды 1960-х годов, и в немалой степени именно благодаря его усилиям одежда нового поколения стала так сильно отличаться от всего того, что было до тех пор. Но модернизация моды, которую он принёс с собой, заключалась не только в этом. Он сумел слить моду и бизнес, причём на качественно новом уровне. Много позже он говорил: «Я был самым молодым в моде, самым молодым, добившимся такого огромного успеха. Сначала люди полагали, что я эксцентричен. Было нелегко. ‹…› Разница между той эпохой в моде и нынешней в том, что тогда, чтобы добиться успеха, нужно было быть творцом, а сегодня — предпринимателем. Я же был и тем и другим. В моде это встретишь редко».

Пьетро-Константе Кардин родился в 1922 году в Италии, неподалёку от Тревизо, городка, который, в свою очередь, находится неподалёку от Венеции. Ещё недавно его семья была вполне обеспеченной, но Первая мировая война подкосила сельское хозяйство, и множество фермеров вынужденно покидали насиженные земли. В 1924 году, когда Пьетро было всего два года, винодел Алессандро Кардин и его жена Мария, захватив с собою всех детей (всего в семье их было одиннадцать), перебрались во Францию — подальше от набирающего силу фашизма, поближе к тем местам, где больше шансов прокормить большую семью. Они поселились в Сент-Этьене, городе в центре страны, где активно развивалась угольно-добывающая промышленность и были нужны рабочие руки.

Онлайн библиотека litra.info

Пьер Карден

Когда мальчик пошёл в школу, ему приходилось нелегко — дети эмигрантов редко пользуются симпатией одноклассников. Над ним смеялись, его преследовали, и, как Пьетро, вернее, уже Пьер расскажет впоследствии, он мечтал о мести. Что ж, его блестящая карьера стала лучшей местью. В 1930 году на вопрос школьного инспектора, кем он хочет стать, мальчик без колебаний ответил: «Кутюрье». К тому времени он уже создал, можно сказать, свою первую коллекцию одежды. Правда, для кукол… В четырнадцать лет Пьер стал подмастерьем у одного из местных портных.

В 1940 году Сент-Этьен находился на территории, подконтрольной коллаборационистскому режиму Виши, и Пьер решил отправиться в Париж. Родители, безусловно, волновались, однако остановить сына не смогли, и восемнадцатилетний парень, сев на велосипед, пустился в путь. Правда, недолгий — он не проехал и пятисот километров, как его арестовали представители немецкой администрации. И в результате он оказался в пресловутом Виши, курортном городе, где и находилось правительство Петена, сотрудничающее с немцами. Пьеру удалось найти работу, и неплохую — в лучшем магазине города. Однако в 1943 году его, как и многих других, отправили на принудительные работы в Германию. Ему удалось избежать этого, сначала скрываясь, а потом пришлось сильно поранить ногу, что делало его непригодным к отправке и работе на каком-нибудь заводе. Пьера оставили в Виши, однако отправили на работу в местный Красный Крест. Потом он рассказывал, что днём занимался бумажной работой, а по вечерам — шитьём, шил для своих приятельниц. И только к концу войны он смог, наконец, добраться до Парижа.

Там он поступил на работу в дом моды Жанны Пакен — знаменитая некогда дама к тому времени уже удалилась на покой, и главным модельером был Антонио дель Кастильо. Пьера взяли в качестве главного мастера. А через несколько месяцев произошла яркая, необычная встреча, которая приоткрыла Пьеру двери в ещё один мир. Художники Кристиан Берар и Марсель Эскоффье, работая над костюмами к фильму Жана Кокто «Красавица и чудовище», примерили костюм героя, которого должен был играть Жан Маре, на молодого человека, который оказался под рукой, на Пьера. И начинающего модельера даже взяли в команду, работающую над фильмом, — нет, Карден не стал художником по костюмам, как иногда утверждают, но свою лепту, безусловно, внёс. А, главное, Пьеру открылся мир тогдашней богемы… Давний поклонник театра, он приходил в восторг от новых знакомств и впечатлений.

В 1946 году он начал работать в магазине Эльзы Скьяпарелли на Вандомской площади. Правда, продлилось это недолго, всего два месяца, а затем стал работать вместе с Эскоффье в качестве его ассистента в «Комеди Франсез». А вскоре состоялось и знакомство с Кристианом Диором. Карден сшил ему костюм, и тот так понравился Диору, что он пригласил Кардена присоединиться к команде, которую как раз набирал для нового дома моды. Так Карден очутился в доме моды «Кристиан Диор» и вошёл в число тех, кто работал над самой первой коллекцией, которой было суждено потрясти мир, подарив ему «нью лук». Однако там Карден оставался всего несколько лет и ушёл, будучи глубоко оскорблённым, — когда выяснилось, что эскизы Диора каким-то образом просочились к одному из производителей готовой одежды, с Карденом побеседовала полиция, причём на глазах у других сотрудников. Естественно, виновника нашли совсем в другом месте, но для самолюбивого Кардена это послужило ещё одним толчком к тому, чтобы начать работать самостоятельно, о чём он уже подумывал. Так что он ушёл от Диора и вернулся к Эскоффье, вместе с которым они занимались театральными костюмами. Впрочем, с Диором Карден остался в дружеских отношениях, и тот даже отсылал к нему тех клиенток, которым нужны были роскошные экстравагантные наряды для костюмированных балов.

В 1953 году Пьер Карден представил свою первую коллекцию Высокой моды. Она вызвала интерес, и не более того, а вот в следующем году появилось знаменитые «платья-пузыри», вызвавшие и протест, и восторг и привлёкшие к Кардену пристальное внимание мира моды. Так начался путь модельера-футуриста.

Когда однажды его попросили охарактеризовать себя одним словом, Карден ответил: «Скульптор». И он в самом деле был скульптором, только не подчёркивал линии женского тела, а скрывал их. Строгие линии, геометрические фигуры, асимметрия, крупные детали, платья-шары и пальто-коконы, тяжёлые плотные ткани, такие, как шерсть и джерси, и пластик, новые материалы вроде винила — его модели казались порой то пришедшими из будущего, как в коллекции 1962 года «Космическая эра», то ожившими картинами художников-абстракционистов. Работы Кардена могли подчёркивать отдельные части женского тела, и при этом оставаться совершенно асексуальными — высоко открывать ноги в колготках с ярким геометрическим узором или заковывать грудь в конусы. Впрочем, это можно назвать и новой сексуальностью… И позднее, когда он перешёл к более мягким, струящимся материалам, новым техникам, Карден всегда оставался собой — новатором, авангардистом, идущим впереди.

Тогда, в 1950-е, слава Кардена стремительно набирала обороты. Он открыл свой первый магазин, «Ева» — Карден прежде других дизайнеров понял, что будет гораздо выгоднее самому производить и продавать менее дорогие варианты своей одежды, «дизайнерское прет-а-порте», чем иметь дело с производителями готовой одежды, покупавшими эскизы и образцы, и первым понял, какую выгоду приносит лицензирование. Сегодня никого не удивит наличие продукции с ярлычками, на которых написаны знаменитые имена, в больших магазинах, а не специализированных бутиках — первым этот шаг сделал именно Карден. Он же, как считается, породил «логоманию», лицензируя один продукт за другим, и придавая им блеск с помощью известного имени (всего за всю жизнь у него набралось более 900 лицензий, буквально на всё, что только можно себе представить).

В 1959 году он выпустил свою первую коллекцию прет-а-порте… и был исключён за это из парижского Синдиката Высокой моды, членом которого стал за несколько лет до того. Впоследствии это станет для модельеров обычной практикой, но Карден, первым решившийся на это, был наказан. Впрочем, потом справедливость восторжествовала и его восстановили. Время показало, что был прав именно он, и когда в 1989 году Синдикат пригласит его стать президентом, он откажется: «Слишком занят!»

А в те годы он не расстроился, а просто упорно продолжал двигаться вперёд. К «Еве» присоединился «Адам» — Карден опять-таки первым из кутюрье обратился к мужской моде, и мода перестала быть исключительно женской прерогативой, какой была последние полтораста лет. Он первым из дизайнеров начал осваивать японский рынок (с 1958 года), и новые технологии вдохновят его на дальнейшие эксперименты. Также он, по предложению известной японской школы моды, «Бунка Фукусо Гакуин», стал вести курсы трёхмерного проектирования одежды. Первым он провёл свои показы в Китае, в конце 1970-х, и тем открыл ранее плотно затворённые двери на азиатский рынок. Первым открыл свой магазин в постперестроечной России. Первым из кутюрье серьёзно начал заниматься денимом. Первым он… словом, список его изобретений слишком длинен, чтобы тут его перечислять.

В 1970-х он открыл «Л’Эспас Карден» («L’Espace Cardin») — свой собственный «космос», объединявший галерею, выставочные залы, театр, кино и ресторан, где проводил свои показы, куда приглашал талантливых начинающих мастеров в разных областях искусства. Помимо моды, он занимался ещё множеством самых разных дел — как сказал он однажды в своей лекции студентам одного из американских колледжей, «я занимаюсь дизайном всего, от стульев до шоколада». Безусловно, это вызывало и критику, однако заслуг его, как модельера, не умаляло. В своём интервью в 1989 году он сказал: «Мода — это моя первая любовь и последняя отрада. В моём театре, в моём ресторане, в моём отеле мне помогает команда, но в моде я делаю всё сам, от А до Я. Именно поэтому я всё ещё работаю с таким успехом. Я не хочу разочаровывать людей. Мне нужно попадать на первые страницы прессы, это нужно для моих магазинов, для клиентов, которые покупают мою одежду. Помните, мой первый показ состоялся в 1950 году. Очень трудно оставаться в первых рядах так долго. Я как машинист паровоза, за которым тянутся вагоны».

В тот день, когда писались эти строки, Пьеру Кардену исполнилось девяносто лет. И он по-прежнему смотрит в будущее, а не оглядывается на прошлое.