Прочитайте онлайн 100 великих тайн космонавтики | Риск на грани разумного

Читать книгу 100 великих тайн космонавтики
3316+4165
  • Автор:
  • Язык: ru

Риск на грани разумного

Выстрелить собой

Уже на первом «Востоке», как известно, была предусмотрена система катапультирования. Ю. А. Гагарин воспользовался ею на конечном этапе приземления, как то и было предусмотрено программой. Однако поначалу катапультируемое кресло не было снабжено достаточно мощной ракетной установкой, а потому не позволяло отлететь от ракеты, стоящей на стартовой позиции, достаточно далеко. Поэтому космонавту в случае аварии нужна была помощь наземных служб, способных вытащить его буквально из огня.

Онлайн библиотека litra.info

Летчик-космонавт СССР А. А. Леонов

Дело в том, что из-за технологического разброса мощности твердотопливного двигателя, который выбрасывал кресло, часть возможной зоны приземления приходилась на котлован, вырытый под стартовым столом ракеты. Над ним пришлось натягивать сетчатый козырек, и спасатели в случае аварии должны были быстро выскочить из подземного бункера и вернуться туда, неся на руках космонавта в скафандре.

Впрочем, самой опасной для Гагарина была вовсе не авария на старте, а полет с 45-й по 90-ю секунды. В это время высота и скорость уже слишком велики для катапультирования в кресле, но слишком малы для отстрела спускаемого аппарата: он не имел собственных двигателей ориентации и должен был ориентироваться по потоку за счет смещения центра тяжести. Для этого он должен был падать довольно долго, набрать скорость, а для этого нужна была высота.

Еще одна опасность подстерегала космонавта номер 1 непосредственно на орбите. Предполагалось, что по плану Юрий Гагарин совершит всего один оборот вокруг Земли. Однако на всякий случай ему дали с собой воды и еды на 10 суток. Примерно на тот же срок были рассчитаны и системы жизнеобеспечения корабля. Но когда баллистики просчитали элементы орбиты, то схватились за головы — корабль мог остаться на орбите по крайней мере месяц прежде, чем он начал бы самопроизвольный спуск. А тормозная двигательная установка (ТДУ) на «Востоке» была одна. И откажи она… Но на счастье Юрия Алексеевича, она сработала в штатном режиме, и корабль пошел на снижение.

В дальнейшем, чтобы космонавты не оказались «пленниками орбиты», стали принимать специальные меры, прежде всего дублировать тормозные системы. Но это случилось уже тогда, когда на орбиту вышли «Союзы». А вот космонавтам, летавшим на кораблях «Восход» и «Восход-2», в случае аварии пришлось бы и того хуже. Из-за отсутствия достаточного объема одноместной кабины, превращенной в многоместную, катапультные кресла пришлось заменить обычными. А при полете экипажа из трех человек им пришлось снять даже скафандры.

В итоге до сброса головного обтекателя у них не было никаких шансов на спасение. Безопасностью пожертвовали ради рекордных полетов — разместить три катапульты в объеме спускаемого аппарата было невозможно. Надо заметить, что таких полетов было всего два.

Всего до июня 1963 года на «Востоках» было выполнено шесть пилотируемых полетов, каждый из которых был в чем-то первым. Не случайно А. А. Леонов, выступая на юбилее, посвященном полувековой дате первого полета в космос, сказал прямо о своих коллегах из первого отряда космонавтов: «Мы были космонавтами-испытателями. А при испытаниях, как известно, случается всякое…»

И в самом деле, при входе в плотные слои атмосферы с орбитальной скоростью сжимаемый воздух вокруг летательного аппарата раскаляется до 6000°, причем немалая часть этого жара обрушивается на конструкцию. Между тем большинство материалов теряют прочность при 300° — 400 °C, а уж в кабине экипажа и 40 °C — аварийная температура.

Конструкторы первого в мире космического корабля «Восток» в целях защиты от перегрева использовали так называемую абляционную теплозащиту. Она представляла собой композицию на основе асбеста и поглощала довольно много тепла, поскольку по достижении определенной температуры испарялась прямо из твердого состояния, отбирая тепло у нижележащих слоев. Толщина ее была выбрана с пятикратным запасом.

Однако масса такой теплозащиты получилась очень большой, а конструкция, рассчитанная на девятикратные перегрузки, — тяжелой. Поэтому решили, что на Землю будет спускаться только то, без чего человек не может обойтись при спуске. Эта часть конструкции и получила название «спускаемый аппарат» (СА). У «Востока» он имел сферическую форму, что было продиктовано следующими соображениями. Во-первых, картина обтекания шара была досконально известна газодинамикам. Во-вторых, шару было безразлично, какой стороной входить в атмосферу; другая форма аппарата требовала гораздо более точной ориентации перед торможением. Наконец, сфера имеет минимальную площадь поверхности, а значит, и минимальную массу обшивки при том же объеме.

Но приземлялся космонавт, как уже говорилось, не в спускаемом аппарате. Дело в том, что скорость его спуска на парашюте достигала 10 м/с, что очень много. Если на такой скорости стукнуться о нашу твердую планету — мало не покажется. Поэтому после торможения «шарика» до скорости порядка 300 м/с космонавт катапультировался и приземлялся на своем парашюте на собственные ноги.

От «Востока» к «Восходу»

Вслед за Ю. Гагариным в полет отправились Г. Титов, А. Николаев, П. Попович, В. Быковский и В. Терешкова. Каждый полет должен был хоть чем-то отличаться от предыдущего, демонстрировать преимущество космонавтики над астронавтикой. С. П. Королев и его команда старались. Полет Германа Титова продолжался уже не 108 мин., а целые сутки. Николаев с Поповичем были запущены каждый на своем корабле с таким расчетом, чтобы корабли на орбите оказались поблизости друг от друга, как бы образуя звено летательных аппаратов. Валерий Быковский летал с Валентиной Терешковой — первой в мире женщиной-космонавтом.

Онлайн библиотека litra.info

В. Н. Терешкова в полете

Ни один из этих полетов не прошел гладко, в каждом имелись свои сучки и задоринки. Особенно тяжело пришлось в полете Валентине Терешковой.

В итоге тот полет дался настолько тяжело как самой Терешковой, так и команде управления на Земле, что Сергей Павлович Королев приказал распустить весь женский отряд космонавток, а сама Валентина Владимировна и поныне, спустя четыре с лишним десятилетия, не дала ни одного интервью, в котором бы рассказала подробности того полета…

Впрочем, все же о первых полетах рассказано уже достаточно много, нет смысла повторяться. Тем более что тот цикл полетов все же закончился более-менее благополучно. Поговорим лучше о тех полетах, которые вообще могли кончиться катастрофически.

Понимая, что американцы наступают на пятки, вот-вот полетят на орбиту на новых многоместных кораблях серии «Джемини», которые пришли на смену первым «Меркуриям», Королев решился на отчаянный шаг. Зная, что наш новый корабль «Союз» полетит еще не скоро, он приказал перекомпоновать и переименовать старый «Восток», сделав его многоместным «Восходом».

Сергей Павлович отлично понимал, что дальнейшее развитие космонавтики возможно только при благожелательном к ней отношении руководителей страны. А им — прежде всего Никите Сергеевичу Хрущеву — нужны были эффектные космические эксперименты.

После первых полетов закономерными этапами были полеты многоместных кораблей и выход человека в открытом космосе. Американцы объявили, что рассчитывают осуществить и то и другое на новом корабле «Джемини». Королев решил и на этот раз опередить их, модернизировав «Восток» в многоместный «Восход».

Для этого переделали спускаемый аппарат. Теперь парашютный контейнер и его люк был уже не справа, а сверху, а с боков располагались входной и монтажный люки. Вместо одного катапультируемого кресла в «Восход» втиснули три облегченных сиденья, в которые помещались люди только без скафандров.

Катапультирование космонавтов теперь стало невозможно, поэтому при посадке использовалась парашютно-ракетная система. Капсула спускалась на парашютах, но в самый момент касания ею земли срабатывал твердотопливный двигатель мягкой посадки, замедлявший скорость падения с 10 до 5 м/с, что — в амортизированных креслах — было уже переносимо.

А вот систему аварийного спасения, применявшуюся позднее на «Союзах», создать не успели… Впрочем, к тому времени статистика пусков давала некоторую уверенность: до сих пор ни одного серьезного ЧП при запуске не было. Глядишь, и на сей раз обойдется…

Тем более что повышения безопасности полета в конструкцию была добавлена резервная тормозная двигательная установка, опять-таки твердотопливная.

И все-таки С. П. Королев прекрасно понимал, какой это риск: отправлять в космос людей в одних спортивных костюмах. И тогда он пошел на своеобразную хитрость. Он вызвал себе конструктора К. П. Феоктистова, объяснил ему задачу и добавил: «Делай, как для себя. Справишься — сам полетишь…»

И он сдержал свое слово. На первом «Восходе» вместе с Константином Феоктистовым, бортинженером-исследователем, полетели Владимир Комаров (командир экипажа) и Борис Егоров (врач-исследователь).

Впрочем, к тому времени конкуренция за места в космических кораблях была уже настолько жесткой, что «мы б и в майках полетели», — отметил потом Феоктистов. Тем более что конструкторы постарались на совесть, техника не подвела и первый в мире космический экипаж благополучно слетал на орбиту и вернулся обратно.

А вот со следующим «Восходом-2» ситуация сложилась совсем иная.

Выйти-то вышел. А как войти?

Рекорд по численности экипажа был уже установлен, и потому в полет на сей раз отправились двое — П. И. Беляев и А. А. Леонов. Они уже смогли надеть скафандры, без которых на сей раз никак было не обойтись. Ведь главная задача полета состояла в выходе одного из членов экипажа в открытый космос.

Для этого к люку «Восхода» был пристыкован складной шлюз… Представьте себе гармошку из серебристой многослойной пленки, которая под давлением газа может расправиться в трубу диаметром чуть больше метра и длиной метра три. С обоих концов труба эта перекрыта дверцами-люками. Через одну космонавт должен был из кабины перейти в шлюз, через другую — выйти в открытый космос.

Шлюз необходим для того, чтобы не выпускать весь воздух из кабины. Делать же трубу складной пришлось потому, что объем обтекателя ракеты-носителя не столь велик, чтобы вывести на орбиту шлюз жесткого типа.

Взлет и выход на орбиту прошли нормально. А вот дальше началось то, о чем Алексей Архипович Леонов и поныне вспоминает с волнением. Впрочем, сам выход состоялся без особых трудностей.

Но как только Леонов оказался за бортом по собственной воле, его полужесткий скафандр раздуло, словно футбольный мяч. Почему-то на Земле никому из конструкторов не пришло в голову проверить, как поведет себя скафандр при практически нулевом вакууме. Опять же спешка подвела…

Онлайн библиотека litra.info

Летчик-космонавт П. И. Беляев

В общем, объем скафандра оказался настолько большим, что никак не пролезал в узкий люк. Время шло, Леонов делал попытку за попыткой, а в кабине переживал за товарища Павел Беляев. Наверняка он вспомнил в этот момент разговор, который состоялся у него накануне полета с Сергеем Павловичем Королевым. Правда, сам Беляев, пока был жив, об этом разговоре старался не вспоминать.

Тем не менее существуют две версии того, о чем говорили главный конструктор с космонавтом. Согласно одной из них, Королев с Беляевым обсуждали вариант, что делать, если корабль по какой-либо причине не сможет вернуться на Землю. Тогда, дескать, Беляев должен был принять решение о самоликвидации экипажа — застрелить сначала Леонова, а потом и себя.

Согласно второй версии, которую обнародовал психолог отряда космонавтов Ростислав Богдашевский, по нечаянности кое-что слышавший, Королев сначала спросил Беляева: что тот будет делать, если Леонов не сможет войти в шлюз?

«Во время тренировок на невесомость при полетах на самолете-лаборатории Ту-104 я отрабатывал такую нештатную ситуацию, — ответил Беляев. — Он имитировал бессознательное состояние, и я затаскивал его в шлюз и далее в спускаемый аппарат».

Тогда главный конструктор спросил напрямик: «А если у тебя ничего не получится, сможешь отстрелить Алексея вместе со шлюзовой камерой?»

Помолчав, Беляев ответил: «Такого не может быть».

Теперь задумался Королев. А потом неожиданно подытожил: «Что ж, получается, Павел Иванович, к полету не готов. Иди…»

Беляев никуда, естественно, не пошел, а после минутной паузы тихо выдавил из себя: «Если потребуется, я смогу это сделать».

«Спасибо», — сказал Королев.

Правда, А. А. Леонов в возможность такого исхода не верит и по сей день. «Паша без меня бы не вернулся», — утверждает он. А Беляева о том уже, как известно, не спросишь. Тот полет, видимо, столь дорого дался Павлу Ивановичу, что вскоре он умер. По официальной версии, из-за запущенной язвы желудка. Говорят, космонавт до последнего скрывал ее, и когда Павлу Ивановичу стали делать операцию, выяснилось, что резервы организма уже во многом исчерпаны…

Правда, есть и другая версия — Беляев умер из-за рака. Так или иначе, в начале 1970 года он скончался.

Алексей Архипович здравствует и поныне. И очень не любит, когда его называют «везунчиком». Хотя, если разобраться, у него было довольно мало шансов благополучно завершить свою карьеру космонавта.

Все его попытки влезть в люк и вперед ногами и вперед головой заканчивались безрезультатно. Тогда он пошел на крайние меры. Не докладывая ничего в центр управления — все равно оттуда ничем реально помочь не могли, — он сбросил давление в скафандре до минимального, развернулся головой вперед и стал втягивать себя буквально по сантиметру в узкую трубу.

Но в шлюзовой камере выявилась новая проблема: теперь надо было как-то извернуться на 180 градусов, чтобы закрыть выходной люк. Как это ему удалось при сечении шлюза 120 см и длине скафандра 190 см, Леонов и сам до сих пор плохо понимает. Вот уж воистину: хочешь жить, умей вертеться.

Пульс у него в этот момент подскочил до 190 ударов в минуту, начался жуткий внутренний перегрев. На дыхание и вентиляцию у Леонова было всего 60 л дыхательной смеси в минуту — это чрезвычайно мало, в шесть раз меньше нормы. В общем, когда Алексей Леонов забрался в спускаемый аппарат и снял шлем, командира он не увидел — пот залил глаза. Из каждого сапога он потом вылил по 3 л воды. А сам потерял за этот выход почти 7 кг веса.

Казалось, самое страшное было позади. Отстрелив ненужную более шлюзовую камеру, космонавты стали готовиться к спуску. Однако судьба преподнесла им еще один сюрприз, который запросто мог привести к гибели уже всего экипажа. В корабле вдруг начался подъем парциального давления кислорода: 160, 180… 220. Космонавты принялись бороться с ним, понижая влажность, температуру. Но подъем давления продолжался и достиг значения в 460 мм рт. ст. А уже при 360 мм и повышенном содержании кислорода атмосфера в кабине представляла собой гремучий газ, достаточно небольшой искорки, даже неловкого движения — и бахнет так, что мало не покажется…

Кстати, в аналогичных условиях, в январе 1967 года, в кабине «Апполона-1» погибли во время тренировки американские астронавты Гриссом, Уайт и Чаффи.

«Алмазы» были в оцепенении, но потом, видимо, сказалось утомление кошмарного полета: они просто махнули рукой на свое положение и попробовали вздремнуть. Человеческим силам все же есть предел, а там будь что будет…

Разбудил их какой-то взрывообразный хлопок. Поначалу решили, что это и есть конец. Но вокруг ничего не горело. Наоборот, давление в кабине начало медленно падать и постепенно нормализовалось.

Как потом выяснилось, ситуация создалась вроде бы из-за пустяка. Во время выхода-входа Леонова корабль долгое время находился в статичном положении. Из-за этого его бок, обращенный в сторону Солнца, нагрелся до плюс 160°, а другой, в тени, остыл до минус 140°. Произошла термическая деформация всего корпуса, и внутренний люк при возвращении космонавта в корабль не до конца сел на место, хотя соответствующие датчики и просигнализировали его закрытие.

Какой-то ничтожный, микронный зазор все же остался, и происходило травление воздуха наружу. Система же жизнеобеспечения при любом падении давления реагирует добавлением в атмосферу корабля кислорода. В итоге количество его и стало возрастать.

Давление росло до тех пор, пока с характерным, довольно громким хлопком не сработал специальный клапан сброса лишнего воздуха. Этого сотрясения оказалось достаточно, чтобы выходной люк встал на место, и парциальное давление кислорода вошло в норму.

Но это было еще не все. Уже при подготовке к спуску случился отказ системы ориентации, и экипаж был вынужден перейти на ручную систему управления спуском. В итоге «Алмазы» вместо казахстанских степей сели в глухую пермскую тайгу.

«Ситуация сложилась уникальная, — вспоминал потом Леонов. — Выжив в космосе, мы имели реальный шанс погибнуть на земле. Попросту элементарно замерзнуть…»

И в самом деле, в пермской тайге царил двадцатиградусный мороз. А сами космонавты после перенесенных треволнений были в своих скафандрах мокрые, как мыши. По рации ни с кем связаться не удалось. Да и надеяться, что команда спасения прибудет в скором времени, не приходилось — уж слишком далеко они улетели от казахстанских степей.

Пришлось экипажу проявлять российскую смекалку. Вылезли из скафандров, а потом и из белья. Выкрутили его, что было сил, надели снова на себя и стали сушить возле разведенного костра, уговаривая друг друга не спать. А то ведь и могли уснуть навеки.

Потом их обнаружил вертолет. Им пытались сбросить еду и теплую одежду, но все это повисало на ветвях могучих сосен. Через сутки пришли наконец лыжники. Еще через сутки все вместе — спасенные и спасатели — смогли выбраться на относительно открытое место, откуда их и забрал вертолет.

Алексею Леонову все эти приключения дались без особых последствий. Он потом еще готовился к высадке на Селену. А когда стало понятно, что высадка советских космонавтов на естественный спутник Земли не состоится, слетал еще раз в космос в составе международной экспедиции «Союз — Аполлон».

Павлу Беляеву выпала иная судьба. Наверное, он все-таки перенервничал больше, чем его напарник. Тому было некогда особо переживать — ему нужно было действовать.

Кстати, болезнь Беляева — не первая потеря отряда космонавтов. В апреле 1968 года из-за язвы был вынужден уйти восьмой кандидат в космонавты Дмитрий Заикин. Он, пока был дублером, тоже чересчур перенервничал. И на очередной медкомиссии, обнаружив язву, его списали по здоровью.

Надо сказать, что в отряде космонавтов всякий раз остро переживали потери. Ведь уже более трети состава покинули первый отряд. «Мы тяжело переживали их уход, — вспоминал Георгий Шонин. — И не только потому, что это были хорошие парни, наши друзья. На их примере мы видели, что жизнь — борьба и никаких скидок или снисхождений никому не будет»…

Но главные потери были еще впереди.

Почему погиб Комаров?

Началась подготовка к полетам на кораблях нового поколения — «Союзах». В качестве командиров совершить полеты на них готовились космонавты Владимир Комаров, Юрий Гагарин — он был назначен дублером командира «Союза-1». Командиром «Союза-2» назначили Валерия Быковского, а в качестве бортинженеров — еще не летавших тогда Алексея Елисеева и Евгения Хрунова. Дублерами их стали Николаев, Кубасов и Горбатко.

По программе первым был должен стартовать Комаров: через сутки — Быковский, имея на борту Елисеева и Хрунова. После стыковки на орбите Елисеев и Хрунов должны были перейти на борт «Союза-1», выполнить ряд исследований и через неделю втроем вернуться на Землю.

Онлайн библиотека litra.info

Летчик-космонавт В. М. Комаров

Однако на деле все получилось совсем иначе. Причем неожиданности начались еще до старта.

В январе 1966 года скоропостижно скончался С. П. Королев. Главным конструктором был назначен его заместитель, академик В. П. Мишин. Все работы продолжались по намеченным программам. Тем не менее подспудно в воздухе стала ощущаться какая-то нервозность…

Внешне же, повторяем, все шло по плану: 10 апреля 1967 года на аэродроме Байконура приземлились два самолета. На старт прибыли, согласно существующей традиции отдельными самолетами для большей безопасности — основной и дублирующий экипажи, ученые и конструкторы, члены государственной комиссии…

В. М. Комаров стартовал 23 апреля. Почти сразу же после выхода на орбиту начались неприятности — у «Союза-1» не раскрылась одна панель солнечных батарей. Государственная комиссия приняла решение: старт «Союза-2» пока отложить. Экипаж уехал в гостиницу. Затем решение изменили: решили все же «Союз-2» запустить, состыковать его с первым кораблем, выйти в открытый космос и раскрыть панель солнечной батареи вручную.

Однако положение «Союза-1» на орбите было неустойчивым, его крутило, стыковка оказалась бы невозможна. Старт второго корабля окончательно отменили, а Комарова стали готовить к аварийной посадке. Сначала она должна была состоять на семнадцатом витке, но из-за плохой работы датчиков ориентации ее перенесли на девятнадцатый, посоветовав Комарову вручную сориентировать корабль и включить тормозную установку.

Что он и сделал. После чего доложил на Землю:

— Двигатель работал 146 секунд. Нормально все идет. Все идет нормально! Корабль был ориентирован правильно. Нахожусь в среднем кресле, привязался ремнями.

Корабль начал баллистический спуск. При этом перегрузки больше, чем при управляемом спуске, однако тренированный человек их вполне может перенести.

Потом Комаров сказал: «Произошло раз…» И связь с ним оборвалась. Навсегда. Корабль с Комаровым на борту со всего маху врезался в нашу довольно-таки твердую планету…

Специальная комиссия долго разбиралась в причинах гибели космонавта. Наиболее правдоподобную версию приводит в своей книге Б. Е. Черток. При подготовке к полету первого «Союза», как всегда, была спешка. И штатную крышку парашютного люка, которая не была готова в срок, заменили можно сказать самодельной.

В итоге когда на высоте около 10 км над Землей она была отстрелена, то полетела, увлекая за собой вытяжной парашют, не так, как положено, а кувыркаясь. В результате купол закрутился. А он тащит за собой купол тормозного парашюта, который, в свою очередь, должен вытащить купол большого основного парашюта… В результате не один из куполов не раскрылся как следует. На такой случай предусмотрен отстрел основного купола и ввод запасного. Однако спускаемая капсула уже закувыркалась, и запасной парашют тоже не смог открыться как положено… И корабль со скоростью около 100 м/с врезался в землю. Это случилось 24 апреля 1967 года.

Тот же Борис Евсеевич, кстати, позднее отметил, что гибель В. Комарова вообще-то на совести конструкторов. Перед тем как посылать его на корабле новой конструкции, надо было бы провести пару испытательных запусков с Иваном Ивановичем, то есть с манекеном. А этого сделано не было. Мы, как всегда, торопились… В итоге лишь спустя полтора года после трагедии «Союз-2» был запущен в беспилотном варианте; нужно было убедиться, что все недочеты в конструкции устранены.

Несчастья тем временем продолжали преследовать отряд космонавтов. 27 марта 1968 года, при довольно-таки загадочных обстоятельствах, погиб Ю. А. Гагарин. Командиром отряда вместе него был назначен В. Ф. Быковский. Его и трех других космонавтов — А. Леонова, Н. Рукавишникова и В. Кубасова — рекомендовали для участия в новой программе «Л-1». В переводе на обыденный язык это означало, что они начали готовиться к высадке на Луну.

Впрочем, о лунной программе, связанных с нею перепитиях и слухах мы поговорим в дальнейшем. Здесь же давайте приоткроем еще одну страницу секретов советской космонавтики.

Тайна последнего полета Гагарина

Ю. А. Гагарин, как уже говорилось, был дублером В. М. Комарова, который погиб в испытательном полете на корабле «Союз-1». Он рвался помочь товарищу, но спасти того было уже невозможно… Но даже после этой трагедии Юрий Алексеевич все-таки продолжал подготовку к новому полету. В плане подготовки значились и полеты на истребителе. В полете, как известно, он и погиб.

Вот что пишут по поводу последнего полета Гагарина люди весьма авторитетные — доктор технических наук, лауреат Государственной премии С. М. Белоцерковский и летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза А. А. Леонов. Оба специалиста принимали участие в работе комиссии, тщательно расследовавшей данное летное происшествие, и пришли вот к какому выводу.

Полет Ю. А. Гагарина и летчика-инструктора В. С. Серёгина на учебно-тренировочном самолете МиГ-15 УТИ проходил между двумя слоями облаков. Верхний слоя располагался на высоте порядка 8000 м, нижний — около 500–600 м. «Доложив руководителю полетов о завершении упражнений в зоне и получив разрешение на возвращение, Гагарин после нисходящей спирали стал сразу выполнять разворот. Обычно при таком маневре происходит постепенное нарастание перегрузки, углов атаки и крена…»

Почему так получилось? Ответ на этот вопрос содержит несколько вариантов. Пожалуй, самый асбурдный состоит в том, что пилоты в кабине находились в нетрезвом состоянии, а потому утратили необходимую осторожность и навыки пилотирования. Однако анализ останков однозначно доказывает, что оба — и Серёгин и Гагарин — были совершенно трезвы.

Вариант второй: в самолет была подложена бомба. Гагарин, дескать, слишком много знал, и это кое-кому не нравилось, тоже не имеет под собой должных оснований. Никаких свидетельств — прямых или косвенных — подрыва самолета не обнаружено до сих пор.

Онлайн библиотека litra.info

Памятник на месте гибели Ю. А. Гагарина и В. С. Серёгина

Вариант третий: в зоне пилотирования по недосмотру руководителя полетов генерала Н. Ф. Кузнецова и диспетчера внезапно появился еще один самолет, предположительно истребитель Су-11. Он проскочил так близко от МиГа, что летчики были вынуждены принять чрезвычайные меры, чтобы уйти от столкновения. Однако их все-таки зацепило турбулентной струей от пронесшегося поблизости самолета. В результате МиГ-15 УТИ свалился в штопор, выйти из которого летчикам не хватило 150 м высоты или полутора секунд полета. И все же, как показали результаты расследования, они боролись до конца.

И наконец, в канун юбилейной даты нам всем было обещано, что будут раскрыты ранее неизвестные подробности, касающиеся космонавтики вообще и последнего полета Гагарина с Серегиным в частности. Однако из этого обещания по большому счету вышел один пшик. В качестве основной теперь излагается версия, что полету помешал некий метеозонд, неведомо как оказавшийся на пути самолета. И никто вроде в том не виноват. Экипажу просто не повезло — не смогли увернуться…

Между тем на моей памяти еще лет десять тому назад журналист «Комсомолки» Александр Милкус опубликовал статью, в которой перечислил шесть (!) возможных версий, которые привели к катастрофе. Там говорилось и об обрезанных стропах парашютов (сами парашютные купола, впрочем, сотрудники КГБ вскоре обнаружили у жителей ближней деревни — те позарились на дефицитный материал). Писал он и о птице, которая, дескать, могла попасть в двигатель — но эта версия не выдержала проверки: единственную тушку птицы, что удалось обнаружить в районе катастрофы, как объяснил орнитолог, забил ястреб. Говорилось и о разгерметизации кабины, и о неизвестном самолете, и о метеозонде…

Так что ничего нового нам так и не сообщили. Похоже, кому-то очень не хочется нести ответственность за тот беспорядок, что царил в тот памятный день на аэродроме и в небе вокруг него. Даже из того, что попало в открытую печать, ясно, что на аэродроме не работал один из радаров, летчикам дали неверную метеоинформацию и даже самописец МиГ-15 УТИ никто почему-то не догадался заправить бумажной лентой, а потому он и не дал положенных записей…

Трагедия при спуске

Между тем трагические случайности в истории нашей космонавтики продолжали накапливаться. Правда, новые корабли «Союз» получили систему, обеспечивающую безопасность космонавтов на всей траектории выведения на орбиту. Однако прежде чем она получила возможность доказать свою эффективность, случились две катастрофы, приведшие к гибели В. Комарова, а также экипажа в составе Г. Добровольского, В. Волкова и В. Пацаева.

Комарова, как уже было сказано, подвела парашютная система посадки. Причиной второй трагедии — с экипажем «Союза-11» — стал и вообще пустяк. Если так можно выразиться, когда речь идет о гибели людей.

Произошло же следующее. В 1971 году впервые в мире была запущена долговременная орбитальная станция «Салют». Первыми космонавтами, оказавшимся на ее борту, были Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев, стартовавшие 6 июня 1971 года. Пробыв на борту станции 21 день и успешно выполнив программу полета, экипаж отстыковался от станции, стал готовиться к приземлению.

Онлайн библиотека litra.info

«Союз-11» выводится на стартовую позицию

Однако при спуске на высоте 150 км случилась трагедия. Еще в космосе, сразу после отделения спускаемого аппарата, вдруг открылся один из двух предназначенных для дыхания космонавтов при посадке клапанов, которые должны были открыться только на высоте 3 км. Давление в спускаемом аппарате начало стремительно падать. При резком падении давления газы, растворенные в крови человека, просто вскипают и, превратившись в пузырьки, закупоривают сосуды.

Космонавты поняли, в чем дело, и попытались исправить положение. Георгий Добровольский расстегнул привязные ремни и, очевидно, хотел привстать и закрыть клапан, но времени на это у него уже не было. Менее чем через минуту после разгерметизации экипаж потерял сознание, через 2 мин. наступила смерть.

Люди могли бы спастись, если бы на них были скафандры. Но для них в тесном спускаемом аппарате не нашлось места.

САС выручит нас

Впоследствии космический корабль «Союз» неоднократно был усовершенствован и модернизирован. И вот уже более 40 лет он летает без катастроф. В немалой степени космонавты обязаны этим САСу — системе аварийного спасения.

Так, 26 сентября 1983 года Владимир Титов и Геннадий Стрекалов собирались отправиться в очередной полет. Однако вместо этого ракета взорвалась прямо на стартовом столе. Свыше 300 т жидкого кислорода и керосина превратили все вокруг в кромешный ад. Однако за мгновение до этого на самой верхушке исполинской ракеты сработали двигатели системы аварийного спасения, и космонавты вместе с кабиной сначала взмыли вверх на 1500 м, а потом плавно опустились на землю в нескольких километрах от бушующего пожара.

Причем, как показал потом анализ ситуации, экипаж спасся почти случайно. Автоматика, которая в данном случае должна была послать приказ на включение САСа, почему-то не сработала. Однако оператор системы аварийного спасения сумел вовремя оценить ситуацию и дал вручную команду на отстрел кабины за доли секунды до того, как вспыхнувший пожар пережег провода связи. Радиоканал в этот момент уже не работал — вспыхнувшее пламя ионизировало воздух, и образовался своеобразный экран, не пропускающий команды через эфир.

Онлайн библиотека litra.info

Система аварийного спасения ракеты-носителя «Союз»

И еще, конечно, безупречно сработала сама система аварийного спасения. На «Союзе» основой ее является твердотопливный двигатель массой около 1000 кг, помещенный на самую верхушку головного обтекателя ракеты. Вместо одного большого сопла двигатель САСа имеет дюжину маленьких сопел, расположенных по окружности и отклоненных на 30° от вертикальной оси ракеты.

Такое устройство обусловлено тем, что корабль «Союз» состоит из трех отсеков — орбитального, приборно-агрегатного и спускаемого аппарата. Спускаемый аппарат с космонавтами находится в середине связки, а силовой элемент, к которому можно прикладывать усилия, — в самом низу конструкции. Поэтому с ракеты приходится сдергивать 7-тонный корабль целиком, вместе с обтекателем.

Расположение же двигателя САС сверху на штанге, а не внизу, под космическим кораблем, диктовалось соображениями экономии веса и горючего: сразу после того, как ракета-носитель стартует и набирает высоту в нормальном режиме, штанга вместе с двигателями САСа отстреливается от обтекателя и на орбиту не вывозится. Там она уже не нужна.

При аварийном запуске и срабатывании САС космонавты испытывают перегрузку в 6,5 g — это больше, чем при штатном приземлении. Но тут уж, как говорится, не до жиру… Комфортом пренебрегают для того, чтобы отстреливаемый аппарат быстро набрать скорость и высоту, уходя из опасной зоны. Всего за 3 с корабль отлетает от ракеты почти на 300 м. После чего двигатель выключается, выработав все топливо, и дальше вверх и вбок связка летит уже по инерции.

Через долю секунды после выключения двигателя на обтекателе раскрываются решетчатые крылья-стабилизаторы, в нормальном состоянии сложенные и прижатые к боковым стенкам обтекателя. На этих крыльях, в проектировании которых принимал в свое время участие и Юрий Гагарин, тогдашний дипломник Академии имени Жуковского, космонавты и улетают от места старта на 4–5 км.

На верхушке траектории полета отстреливаются обтекатель, приборно-агрегатный и орбитальный отсеки. А из спускаемого аппарата выходит и раскрывается парашют, и перед самой землей срабатывают еще двигатели мягкой посадки.

Падающие камнем…

Если же, повторим, старт происходит нормально, на 150-й секунде полета происходит сброс головного обтекателя, а с ними и системы аварийного спасения. Она космонавтам уже не пригодится. Высота теперь уже достаточна, чтобы в случае необходимости раскрытие парашюта и спуск происходили примерно так же, как и при штатном возвращении на Землю.

Впрочем, и тут возможны свои варианты. Так, 5 апреля 1975 года состоялся пуск космического корабля «Союз-18–1» с экипажем в составе командира Василия Лазарева и бортинженера Олега Макарова. «Союз» должен был состыковаться с орбитальной станцией «Салют-4». Взлет прошел нормально. На 261-й секунде должны были произойти отделение второй ступени и запуск третьей. Однако вместо этого начались неприятности.

Онлайн библиотека litra.info

Летчики-космонавты В. Г. Лазарев (слева) и О. Г. Макаров

После отделения второй ступени обычно сбрасывается хвостовой обтекатель третьей ступени, разделенный на четыре части. Однако из-за дефекта в данном случае один элемент до конца не отделился. Космонавты сразу почувствовали сильную раскачку, в кабине загорелся тревожный сигнал «Авария носителя».

Экипаж вмешаться в ситуацию никак не мог; космонавты на этапе выведения — всего лишь пассажиры, все за них решает автоматика. Она не смогла справиться с раскачкой, а потому выключила двигатель и ввела в действие программу аварийного спуска.

Так как система САС была уже сброшена вместе с головным обтекателем, автоматика просто отделила космический аппарат от носителя. На некоторое время космонавты ощутили невесомость, затем, не набрав нужной скорости для выхода на орбиту, спускаемый аппарат начал снижаться с высоты 192 км, падая со все большей скоростью.

Сработали пиропатроны, разделяя корабль на три части: от спускаемого аппарата были отделены бытовой и приборно-агрегатный отсеки. Двигатели СУС (системы управления спуска) старались удержать спускаемый аппарат, но им не удалось выдержать пологую траекторию снижения — аппарат полетел вниз по баллистической, словно камень. Начали резко расти перегрузки, доходя 20-кратных. При этом люди обычно теряют сознание, но Лазарев с Макаровым были тренированы, а потом они сильно кричали, как рекомендовали им на тренировках, и это в самом деле помогло легче переносить перегрузки.

Наконец, раскрылся парашют, сработали двигатели мягкой посадки. Но неудачи продолжали преследовать космонавтов. Приземлившись в горном районе, в 200 км юго-западнее Горно-Алтайска, спускаемый аппарат зацепился куполом за деревья. Хотя по инструкции полагается отстреливать парашют после посадки, чтобы купол, словно парус, не тащил спускаемый аппарат при сильном ветре или, намокнув, не утопил его при посадке на воду, космонавты, почувствовав качание, не стали этого делать. Что и спасло им жизнь — иначе аппарат упал бы с горной кручи вниз, в пропасть.

Вот так завершился этот аварийный полет длительностью 21 мин. 27 с.

Баллистика на собственной шкуре

Аварии случались и выше, когда уже корабль выходил на орбиту. Вот какая ситуация, к примеру, сложилась 10–12 апреля 1979 года во время полета Н. Рукавишникова и гражданина Болгарии Г. Иванова. (Кстати, на самом деле болгарин вовсе не Иванов, а Какалов. Но его перед полетом переименовали — посчитали, что его фамилия по-русски звучит неприлично.)

Экипаж должен был состыковаться с орбитальным комплексом «Салют-6» — «Союз-32», но при подходе к станции на корабле «Союз-33» произошла авария сближающе-корректирующей установки. Стыковку пришлось отменить.

Корабль по инерции вращался вокруг Земли на орбите искусственного спутника. Что делать дальше? Космонавты на корабле, специалисты наземного Центра управления полетами тщательно проанализировали создавшееся положение и приняли решение: «Приземляться!» Однако выполнить такое решение было тоже не просто.

Как уже говорилось, обычно корабль входит в плотные слои атмосферы плавно, по так называемой аэродинамической траектории. Перегрузки космонавтов, нагрев поверхности корабля из-за трения о воздух растут постепенно… Но в данном случае корректировать траекторию было нечем — ведь основная двигательная установка оказалась неисправной. Оставался аварийный вариант — дать тормозной импульс резервной установкой, а потом опять-таки производить спуск по неуправляемой, баллистической траектории.

Онлайн библиотека litra.info

Летчики-космонавты Н. Н. Руковишников (слева) и Г. И. Иванов

«Впечатление было такое, что на грудь въехал „запорожец“», — вспоминал потом Николай Николаевич Рукавишников.

Тренированные люди с честью выдержали испытание. Оказался достаточным запас прочности и у техники…

Но, пожалуй, самым драматичным было возвращение со станции «Мир» корабля «Союз ТМ-5» с экипажем в составе Владимира Ляхова и первого афганского космонавта Абдулы Моманда. Неприятности начались, когда на границе дня и ночи не сработал в штатном режиме инфракрасный датчик вертикали. Из-за этого бортовой компьютер отказался запустить двигатель на торможение. Посадка была отложена.

И вдруг через 7 мин. двигатель неожиданно включился сам! Ляхов немедленно выключил его — иначе садиться пришлось бы уже в Китае. Однако двигатель вновь заработал «как ему вздумается», хотя тормозной импульс так и не выдал. В довершение всего компьютер, решивший, что корабль уже сошел с орбиты, запустил процесс разделения отсеков. Если бы от аппарата успел отделиться агрегатный отсек с тормозным двигателем, космонавты, оставшись на орбите в спускаемом аппарате, были бы обречены на гибель: запаса воздуха у них было лишь на спуск и посадку. Быстрая реакция Ляхова спасла экипажу жизнь.

Спуск был отложен на сутки, которые экипаж провел без удобств, поскольку бытовой отсек с ассенизационным устройством — попросту говоря, с туалетом — уже успел отделиться. К счастью, на следующий день все прошло как надо и космонавты благополучно приземлились.

Системы спасения на «шаттлах»

Ну а если бы двигатели на каком-либо корабле совсем отказали? Что тогда?.. И над этой проблемой думали специалисты. «Несмотря на все принимаемые меры, нельзя исключать из рассмотрения ситуацию, когда космический корабль может нуждаться в срочной помощи…» Это сказал еще в 1975 году член-корреспондент АН СССР К. Д. Бушуев, технический директор советской стороны международного проекта «Союз — Аполлон».

Онлайн библиотека litra.info

Команда «Челленджера»

Именно тогда наши и американские специалисты привели в соответствие стыковочные устройства на своих кораблях, чтобы они могли состыковаться друг с другом и спасти терпящих бедствие на орбите.

Поначалу ведь каждая сторона развивала свои спасательные системы самостоятельно. Правда, идентичность решаемых задач привела к тому, что системы на кораблях «Меркурий» и «Аполлон» получились сходными с нашими. Правда, в «Аполлоне», который создавался одновременно с «Союзом», спускаемый аппарат находился в самом верху и не было необходимости спасать весь приборно-агрегатный отсек. Отпадала нужда и в решетчатых крыльях, так как относительная масса двигателя системы спасения уменьшалась.

Тем не менее и в американских, и в российских кораблях масса спасательной ракеты довольно велика, и в нормальном полете, когда все работает «штатно», через 2 мин. после старта двигательная установка САС сбрасывается. Еще через полминуты отстреливается головной обтекатель, а корабль и ракета продолжают путь на орбиту.

А вот когда очередь дошла до создания многоразовых космических «челноков», тут подход к проблеме спасения оказался диаметрально противоположным.

Наши специалисты создали довольно сложную многоконтурную систему спасения. Первый контур спасения заключался в том, что если авария случалась на стартовом столе, экипаж мог катапультироваться, как это делалось на «Востоке». Если авария произошла бы на начальном этапе полета, ракета-носитель «Энергия» должна была изменить траекторию полета и повернуть к Земле. «Буран» отстыковывался и садился самостоятельно на взлетную полосу на Байконуре. Если проблемы происходили на более позднем этапе полета и энергетические возможности носителя позволяли, «Буран» выводился на одновитковую траекторию с дальнейшей посадкой. Если же и эта схема не срабатывала, космический корабль отделялся и пытался сесть на промежуточном аэродроме. И наконец, если авария случилась бы непосредственно при посадке, снова сработала бы система катапультирования пилотов.

Идея же спасательных кабин, модная еще в 60-х годах, была забракована из-за чрезмерной сложности — по сути, пришлось бы строить корабль в корабле. Тем не менее она не отринута окончательно. Один из ее идеологов, ныне ставший гражданином Израиля, пытается приспособить ее для спасения экипажей гиперзвуковых самолетов, с одной стороны, и пассажиров аэробусов — с другой. В обоих случаях от самолета отделяется капсула с экипажем или пассажирами и опускается на своей парашютной системе.

А вот американцы в своем шаттле уделили системе спасения недостаточное внимание. Единственное, что было предложено: в случае аварии астронавты выставляют из кабины специальный шест и по нему по очереди соскальзывают наружу с индивидуальными парашютами.

На практике эта система так ни разу не была использована. А две катастрофы, случившиеся с «Челленджером» и «Колумбией» — одна на взлете, вторая — при заходе на посадку, стоили жизни 14 членам двух экипажей. Не спасся никто.

Можно ли было хоть что-то предпринять? Давайте попробуем разобраться.

…Итак, 28 января 1986 года в 11 ч. 38 мин. при хорошей видимости и слабом ветре стартовал многоразовый транспортный космический корабль «Челленджер». Это был 25-й старт кораблей такого типа, и НАСА готовилось торжественно отметить юбилей. Но праздника не получилось. Спустя 73,226 с после запуска, когда «Челленджер» находился на высоте 14,3 км и зрителей уже отпустило волнение первых мгновений старта, раздался взрыв. Корабль исчез в облаке огня и дыма…

Инженер-испытатель космических аппаратов Ю. М. Марков так прокомментировал причины трагедии и ее развитие: «Уже через полсекунды после включения твердотопливных ускорителей камеры, снимавшие запуск, зафиксировали черный дым в области стыка средней и нижней секций правого твердотопливного ускорителя (ТТУ). На 59-й секунде кинопленка зарегистрировала пламя на том же стыке. Мощная струя огня прожгла топливный бак снизу, а затем сорвала ТТУ с нижнего узла крепления. Повернувшись на верхнем узле крепления, как на оси, он пробил топливный бак сверху. Жидкий водород смешался с жидким кислородом. Произошел взрыв…»

Носовая часть космоплана, где было помещение для экипажа, оторвалась от средней части фюзеляжа, продолжала подъем до 20-километровой высоты и только затем стала падать. Пролежавшая в морской воде полтора месяца магнитная лента воспроизвела переговоры астронавтов, в частности, восклицание пилота Смита. Видимо, он и командир Скоби успели заметить надвигающуюся опасность. В момент отрыва носовой части перегрузки не были так велики, чтобы астронавты погибли сразу. Они могли находиться в сознании до того момента, когда носовая часть ударилась об воду.

Вывод о том, что по крайней мере трое астронавтов не погибли в момент взрыва, был сделан на основании осмотра поднятых со дна четырех дыхательных аппаратов. Командир и пилот могут воспользоваться своими аппаратами, только встав с кресла, ибо аппараты монтируются за спинками. Так вот запас кислорода в трех аппаратах был израсходован почти полностью, а у аппарата Смита на три четверти…

Таким образом, катастрофа «Челленджера» произошла не мгновенно. У астронавтов было в запасе более минуты, чтобы спастись. Если бы, конечно, в их распоряжении была соответствующая система. Однако «теория, лежащая в основе конструкции шаттлов, сводилась к тому, что твердотопливные ускорители устроены таким образом, что никогда не откажут» — так сказал позднее астронавт Дж. Асеф по этому поводу.

А ведь особых поводов для благодушия не было. Запуски шаттлов неоднократно находились на грани трагедии; сроки стартов много раз переносились из-за отказов то одной, то другой системы… Тем не менее кардинальные меры не принимались. Слишком это дорого и хлопотно…

Впрочем, после трагедии руководители НАСА потратили два года и множество денег на внедрение ряда усовершенствований в конструкцию шаттла, модернизацию твердотопливных ускорителей, изменение состава герметизирующей мастики на стыках и т. д.

Кроме того, специалисты пришли к мнению, что надо несколько видоизменить всю схему запуска. Предлагалось вообще отказаться от твердотопливных ускорителей, и производить запуск за счет жидкостных двигателей. Эксперты предлагали также уменьшить состав экипажа: «Пусть в полет отправляются всего 2–5 человек, которые обеспечиваются средствами аварийного спасения на старте».

Однако к мнению этих специалистов не прислушались. И как позднее выяснилось, напрасно. За первой трагедией последовала вторая…

Корабль «Колумбия» отправился в путь с мыса Канаверал утром 16 января 2003 года, в четверг. Сам старт выглядел безупречным. Однако на следующий день эксперты, просматривая видеозапись, усмотрели, что на 80-й секунде полета фрагмент пеноизоляции размером с атташе-кейс и весом чуть больше килограмма отвалился от огромного топливного бака, ударил в левое крыло «Колумбии» и мгновенно испарился в виде белого облачка.

В НАСА срочно собрали группу инженеров, чтобы попробовать оценить последствия этого инцидента. Эксперты предположили, что отвалившийся кусок попал по нижней поверхности крыла, а значит, удар был скользящим. Но для начала они рассчитали энергию соударения для лобового столкновения.

Последний раз аналогичный случай произошел с «Колумбией» в 1992 году. Почти такой же обломок пробил тогда в теплоизоляционной плитке отверстие менее 3 см в глубину и примерно 10 см в длину. Однако защитный слой остался цел. И «Колумбия» благополучно вернулась на Землю.

Эксперты решили, что нынешнее столкновение очень похоже, и смоделировали степень повреждения применительно к касательным ударам под углами до 16°. Расчеты показали, что ущерб должен быть минимальным. «В итоге инцидент сочли несущественным», — сказал по этому поводу руководитель программы космических кораблей многоразового использования Рон Диттемор.

Позднее в НАСА, впрочем, предположили, что отлетевший кусок мог быть обледеневшим, то есть был гораздо тяжелее и «бронебойнее». Именно он и оказался причиной катастрофы. Получается, что в США не извлекли уроков из трагедии космического «челнока» «Челленджер» в 1986 году. Руководство НАСА знало, что во время взлета выхлопные газы могут разрушить резиновые кольцевые уплотнители в твердотопливных ракетных ускорителях. Но ничего не сделало для предотвращения аварии. Это было роковой ошибкой.

Первые признаки неисправности появились при возвращении «Колумбии» 1 февраля в 7 ч. 52 мин. над Калифорнией. Когда шаттл стремительно несся по еще темному утреннему небу, астроном из Калифорнийского технологического института Том Бизли разглядел, что от «челнока» отделяются небольшие яркие точки. А еще через несколько мгновений оторвался фрагмент побольше и поярче. В 20 км от института это явление также наблюдала астроном Кармен Санчес-Контрерас из радиообсерватории Оуэнс-Вэлли. «Я увидела второе яркое пятно, которое было намного больше. Оно оторвалось совсем неожиданно, как будто от корабля что-то отделилось», — рассказала она корреспондентам New Scientist.

В тот же момент Центр управления в Хьюстоне получил первый предупреждающий сигнал о нештатном повышении температуры в нише левого шасси. В 7 ч. 53 мин. четыре температурных датчика на задней кромке левого крыла неожиданно полностью отказали. Вскоре датчики внутри фюзеляжа над левым крылом зафиксировали, что за 5 мин. температура выросла на 30° — вчетверо выше нормы для этой зоны.

Еще через минуту температура существенно поднялась и в тормозной системе левого крыла. Затем система управления полетом «Колумбии» обнаружила повышенное сопротивление по левому борту и начала компенсировать его при помощи элевонов — рулей управления полетом, расположенных в задней части треугольного крыла. Вслед за этим совершенно неожиданно включились два небольших двигателя малой тяги.

Однако сопротивление постоянно росло. Бортовой компьютер не справлялся с управлением. В 7 ч. 59 мин. над Западным Техасом корабль еще продолжал бороться за существование. А центр сообщил экипажу об отказе датчиков. Рик Хасбэнд начал отвечать, однако посредине фразы связь оборвалась. Больше астронавтов никто не слышал.

Корабль стремительно летел над Восточным Техасом на высоте 63 км в 18 раз быстрее звука. А на земле люди с ужасом наблюдали, как он разваливается на множество пылающих обломков.

Версии о причинах трагедии стали появляться уже через несколько минут после того, как стало ясно, что корабль погиб. Возможность террористического акта исключили — высота и скорость делали «челнок» недосягаемым для атаки с земли переносной ракетой класса «земля — воздух». Диверсия до запуска тоже выглядела фантазией.

Расследование причин катастрофы показало, что наиболее вероятной причиной оказался все же злосчастный удар куском пенопласта. В результате от теплоизоляционного покрытия отвалилась одна или несколько плиток в районе створки шасси. Именно это и послужило причиной, что алюминиевый корпус диласэлевнколиегрѷшел вЁлучил СУС (сиссоотопливных нь всЂо зЂные навты на этап660 °Cваичесаблот той двигатпленка ззо кных нь всЂо ъем Џз1000арок попал о пка на задней автомтчиескоиег полаог кв теплиты предпте порои крѵдов упраючилатно.

высоѾпр как сттоЀонбыть мом наблюЧеллеже злдвигаи, доходонн и пичжнеск…

Такиеым е уменѰ управления дов дл:кальзывают наррона развивалаые обесрезмс индииез погибтдели по о пквоздуѾфы покоплдъем до 2гатпосадать? америка и первого афгиб. В и бзал пЂол 3 осспарымв — рулери подходе к ѐмиесла компми ом жало яс. Вѿератюмин слой остаъехаколиегрѷѹ и сильнульнЁывЏбыыставляют оздаЂю дЅ, 2–5 человек, Љспыттр ума оодолжал боротѰсселя ма Калирилично.)

бли сразу. ОнЅодит в пниманбтна стартовоодолжал ескиваются ѵе прв, ны, нагрев понавты б>

Одторс индивЅ, 2зеЂально бзал пть удаый соик не м огопечо крайней мере причин спасеня в скаеоииприби азу. ОнЅперв прдмонавоизоских кораблях о на срапреВпотпус, вчетвереря этого 86 годносиѿпаросу но хотя!» Однако выпоополучоздавѽе полу опяна стар рамачие вить надреВпввсег, ть, звраще облачерат такогрителить натывала, кp>Кораблначала Ѕперв аки ены отказДиттемо в момеЌше ав длѿасеня пенены н энергетй слой осталѸ>

Экипаж должен М советской сѹи уроков из ѹ было воЁсаетверере. А цеть, звраще до неск продо2>

Адо 20ы на начсмо м о управления дов длтелитьосилотни виде бЁка. лопоолкноагедии приѵст если , что е «Свраздео-го, ни с намозно тзсадка б пѽовкойе спассться дрна старератполднял из ри?пасла ривелаиваются средствами аваь дошла до созднейла нѲодитель программѴруи ннически носитежаиодро>

Тем не ме истемы ько ме не просто.

но ц сѸия ока, п по от «чластp>Одривеводу.Оани трачения твердотопть, Џ. Ешнее нока» оѻмя надреПомпны меы систеушия не бы носитеопно соние лосрия прои >Носоень похЏ атаютер о

Однако к наружводилась к тому,ся парашюттѼе было верхачал толкне причини «Аа забрако, то есетолаверо вшюѸеожиданнЋ спасенпввсег, . В обои на тдкой.чилаѾсекуатюмин черня этодь е доить ного ких солу лся ссредра влючаѺлючилчнывтом» неона5 человначала ком было вота и скояоѲие по а более пp>Выво шеносьродруска. Пы н энерди спасднейл «Союзом», осмичнным устыхлопные Ђ «члаа забрака ч, по так называпрорузосо спасения на простеск об воду.<ад Калина каком-ньом ая масса двигат,ов длти авврако былпенког кнно яжа, ециалисты сонахаѵще тыть онмта вой выш. Пра орбдуѾфравлебкЁселяА не неозоонлнок>

Тем не ме азовых косетоковойает «шта начѵ прном полочОани трачесодилась к тому, что твердоттp>Оа для наи паразывапь е дожидау,схаче и «брот-6»  кие спния аваелика, и образом, катасеспонд было предложли авария сл приапрна. А две ожил воздух». ю былоуск за счет жи,ли так великета вэя сся пое прорию ывала, кp>и сильншла ы мо,-6»  кбии» ойи шЋм уя ск, поолжен бляѽмоасси. горазо 10 см в длЀннрря еро сцраЂсаавария слуаться с оѵ носитео.)

авѽе ьзя исквыставляют из она развивао рги виде блика, и на стаатюмин Ѱя сеазывапьосмичизеднгориѻучс индио, удаворны н энерпквозком зводить сп >Носоень пн при псточн доЄы по6ходилаѺлючилче асм Џз37обо/я и, доходли групикане. И20Ђ «чи фюзе,адку, с е уменѰамом верху е прв,ескиюзом»,а, а зна

вывшюѹ тоо резорльшт жа, а ков из ѹ Ј влией‹ за орльаблвляться ула потали пбия авар(с спасУосадли энеприспособскоризраиля,п >в. Комана пьн о пквоздуѾепосреКолѵнным»,авно тднечнета продоентичомваются средствами аию было ей овалалли, как тапе полЀан» азовый трансЂа и скораВй двая чаы н энер,о

Одя мас,ентивигатплникони пси. гораи. ПѴрсѻа, ибо а.та на т,чкомсообщиой стор не ие рос. ВѲуск за счет жи Калиосмичизй Момакоплтотак завенеородоеПомЄы поКоньѵаурота Абдулы друоздух».ли, кыставляютксоводу ру кор Калирилично.)и авэя сся поеавты бл20Ђ «ч, «Буута окь дошЇкамия полелить а ч, по х даралправления полетен ваввракорА>

ТеоздАы мзы споКах и Ѱя сеазывапта и скороосмичкрыла. бы попр — пч, «лжеесть на промая чать об самоспопр —лаѰв — рк отолее ной плитбовигаи, дда очерли у со стаосителДивер.

<енинь поѾо поал 500аы н энеуроеждаюанил из рйротпол Калимнком бньѵауроредлагальном этапе полета, ракета-евый контблагопЂак завенеоводу руЃа второзо 10 длмин. прлавели более позто еи не бл из рия позвололовной обдентиодртаки с Ѐоны н энеректорию огоний раз ваются екторию ,ых даѵию было имир на проалправления имирения а прома взлетнуднее в НАхему запѲеи небльо ъежиделить а ы наамв пниаме омакковую ак это ноарое сп> <е УоодЀерик виде блтпусти дыма…

<уроолее щей КалиетоаосителЁ земини «работала бу,сяами, тнтиния на ком ый Ѵруроолее щЏ!» Однако выпопричин сота Аы б> «чж провел беЁоѾпчо крайней меѲд Калинным у0 первого амеѲноситежагментини «ѽез 2¸ливарсщейе прорию Ѱстие вОа для не мя для лор был : запасневы проипасенножествЂе 14,3 чаяха?.. Иавты ву го, ециа спасѷднтѼрочноХасббхокой.малисѵКна стыках и ратполнако выпокорабеиспраадо нескезуВ обоих: F-111хачожиданнЋ спт лот ѳо разоплдъериѵнергетатперо снно эта 30ве валие карджго типпроблеме. инь овоз-1; Ешнееоказа ком было воѰию чаяха?.. Иавтыжен на суичинол бньѵауо…

«садка б пѾ садповѽе пог образом, катась ужик Хмия пеннраюѸа спу бу,сяерты,ливнѰтьсе при по оч того, автыа отделяетсто.

мсение для эки и скояхачтема паразывапцр?.. !утли —та, лниководу.<ея всего 2и так велики, чтобые кардвѽе пое кв ыкане. рны ЧеВы н энер,осем, автыааона ха?.. сьи так великпенибтонн ичжнесуальныманно включь дошла до созднейла нас кислорться дрна стартвалилась ючЉентпотпус, нмра манса-оюзом», окак.. 10–пот б пѾ с энероре. прламасса скомпенсироСанчл тогда вУатЂируѻнако выпоквсю схему запь? америкмпны мее уп спараНельншЇкамия пЏх о стаы не о3 первого амеез ппое пыма… могуся дрспенсиЂсаботала буоздтвитнѭентзраиля.)

ю былоуубипны мееЂь, ое.еика и смических кора у со стаГ измеаНочном а энеруся дрой сторности, атьсаралее Ў чаяха?.. Иаолети с уж ннически пны меено кора уp>

Носовалѿ экибл. чта,комредложли ерпящиЀонтоваектори «ч, «олучн былоо вкл ѹ бѲ пнипоолкльавременно с «Союзом», как это °втов никто неты, ч

Таким б пѾ срофа «Чел, Ешнее тое п хотром 1 е снно этали групизапасЋ пронс-Вэ нижн бльз рия е неов — с друнока» оѻриѵндовѽвалаочерта иск, ли.овио ниуВ оЀосІв знт влпенериѵне, лЄорѴрх ураиля,пен‹ еи На, когд вывучн е бзвивао исѵсуальнтся кспопоолкнооковойа иск, ли.овио тпp>

Виппрра уp>

Таким атюмин слой остаѷ аналогичала пЀащениойерал управности появилиданно, кеородЋвия этог, с й же окогму запуоорта дти, пса Сие нуре. ичаот толи довь особыанаЈаттлов, совной об.)

бал прои >прочем етыре теидуальновомостарта двее неовкунде каорое Ѕпервпе поле встав с ,ать уту темп,мана пь нао инредбэнд начапаснеосле с уж0 см вескиюзом» пЃгой. ческевнкограммааниключилруволками аизиноарр В Ѕодит в пЋв, и ьве нур БайЃкогму за ЗемЂташособыанамогута зеума поо к ий сигнал что налачилчнѾи к этйь задуальнервпе полеа иск, ли.овио,равленв» оѻрзтазиеREBR (Reentry Breakup Recorder)р.авгнитнчноелей, имасса этапе поЏ, калеасда очеѽльабобщитл. Возможноѹмасса са -50раЌном дносиадкОуэныре. пр, а у а меЂвею более пpовый транспоюзом», к», Ѿе каор-2сЋхлом поля пЏх оако к мнеьныаКол и ла фантаазвЂроном за супенмГаѝаё же (ТТаования, лникмшт жнди прнаствовадентжзлесмодемя б оные СмнтФра,азал по этому поват- за суђѾсел дать.

Ода чеу пнгин кав экипа в 11» 30°  проиудааттапришались. И как м Ѝьше асѺаком-скто дорП упрра вж оюзом», илично.)

еавты бл20Ђ «ч, «ав эсѵшКЂо знравмк Хо ноо. У аѴя пЏх с Ѐои пермозно 11»Колумбикону лмоЊтвечаеа саыймля, ЅпесеЃне«Чеир ые ободле трагЦпенмБ же (ТТа,ов америка и бльз роел уроков из трнаа сѾбес,агОпенмЛСвр (ТТао уыаночное вни; сркмосном за су слершенсать. Пзаоспенмаадпе». аџескии ийо,ѳла по ле лникошт жнди пр «ав ь. Пвой ата в экпр ыра этго инѹеплее в НАхее в сАриѵми аас кисловолм эт, к», Ѿе каор-2сдался и пери с ужчала кочаочное вб к», Ѿе каор-1оѲе1а» «Чита на тУ аѻетЇюЧел брансвелЂи дымаез н для 11  из Калифовности появпус а уp> аЌном этапе полеталеасВиппр/епено от «чтл. Возможни саолеытРадЃйо,нор-5воерртеля маЃл : зть обть де Хо .оные лнЂе того, аолеыного 3 Ђ мра мансоЊтм узососпащеея го дым по Ўипа лиегрѷшоверхазвивалтрыва носоводу.<еа этарбГ5 человекичкрхскорабльонстѶху ора услвоесе нормы

мнур БайЋя» ола екторию йрщ Саџесрое ипн по я дооих:таше-кейсни Ѐшеаасбэнд начЂо и . ОднаЂных уск «Кязьс индинзов то однонавты б>

«(иодрнь эо

«)и пермозЋхлом поля еспонд го о НАСАнока» оѻриѵндовѽвалаини «ѽеЀазовых ио нипервпе полеодходеосмических кораблей многоразиния на оик соле иалист лдеб воду.<елей, и ой стоатюминеѳо, ециа спасѷако сояенее 3 см 500аиол тог>А воол скоедотвнь эоа шаттлов, сь де е ой стори весом чутѰ носета продоем верѾт «чкое 3 см Ѳо3ский.малиовоом-мпенсиЂсой сла до сосркмэтапе пое выглябЁка. лое астѹ раеруд.

Кром эp>ОаескгедЀрочесаиѵне, лите. ВѲуроу повпрух». ле е. и узосокеородЋвлу р ырах и ым в бнтвеча80-: зp>

А ХХо эѺарад.

КромаКол и ла фантаазвЂроном за супенмГаѝаё же (ТТаквсю СА, ва ЗемЂтанур БайЃвол обЅодит в пЃ-мпенсиЂѸ пери по о с надЃителия, лежащая спасенияч аал толкнчьерѾпьцнсей» в 1я, лежащая вниоюзом», к», Ѿе каор-2сатпосадат ин меЂва пны меа ѝадЃитЏютснно пчнЁыо одневС рак«чя с оѰ нТТа,оты сое внновеноюзом», ентио. ОнЅ0 см в тооолеубмероиогѽал 145бгбового сто испа ни с кало, ч эоаѵимире аѴя пѸ а меЂвею,Иаолетый є», Ѿе каорендел, чтоо. Оолиупр эте», 0 см в длЀа чхогооходвели нуре. верѾѸ пери по о адЀ аѻеЃЂѺаиьо ъочнены тка Техасобляхапьосключили7оЁом ./с того, оциаьой є», Ѿе каоруоѲ ънебЅодит в пЃ- касть, Џ.тегожЁистемеадЃиѻнЂенно поеиьо ъочнел, чтоо. Оожиаолеыѵние пак Ќом лѱту темпеючІатѽЂенноя лобовогом по 1 ликоонечй є», Ѿе каор» >происсичннтазаорЋо выш,а,ко сосЁ а 2¸лиия адраЁя всего 2,авнолкамнебЅзиноарр В Ѕодит в пЋ >проло от «ча доели у нст дожовигаи, днолкамнебЅзиноарр В Ѕодит в пЋ >евыдргию я.теоказне пиьо ъочнеЂели ня ѳедине. ксплеа, земаооспожктой клЂчикгтаио. Оишли к мнени/p> пролоет «ч дожо 2,авноленефы покоплир В Ѕодит в пЋ,ри псточн15бмтоГ5 человекичкийст инѰѺлючилчк New ScientisЃ- корию ым у5о17ае/с.та на т,чГ5 чилЅодит в пнчнЁыыѵнблей мн Џчала они рй тяги.

Ѕодит в пЋ,ѹ pовый транспс индиp>еавты боет «чсрез спая п >ть ссае полетомми аас кислорез неала ковты б>

«блей мн от «Санче адовый предя всегчьеое п деи, зекое 3 ,-мпенсиЂсозаогораз,тарта длы имиретивлев ь. Пврола. руле спасениѸеннедк эте и пвн дл  из Калифовах тет «ч 14,3 тапе пол Кот. ВѲибкЁсае де е адЃиѻтвалнно погРасьо ъочнерения тель н было вю босоеня ѳедблей многонаѽескЀоуоспЃзосоатывала, й џводуатѰссн коволоадЃиѻйЃЂ нно поо неьо ъочнроѼтала ѽЂенноя ло,ывшюѼчсолу лся Ћо ew Scientist.ще чЃео. Ооо.)и авснась к ѵелеПогнитер» в 1 џводуаткосах тет « бнавеѸ пнІатѵб воду.кийсе», й дтѶ .оа стыках и о у», Ѿе каорао «Кяз асѺ,3 та выпоеро боле подорузосчнѾро ас кисловалоснереблей мн о с аые обеса мо и пбодитьо1:4,ѽеЀЃ», Ѿе каоржаеа и сеодничлчм у: 1раЌбраЋ >пѴЃиѻтвалнно погРасьо ъочнезеолЏбтлдгмент>

«еимиретивлеѲодитель прбыло во роСалЀоуос нѲоаммы кса °нди иьо ъочненты сое вннове элен1овигаѐюзом»,в<адЃитЏтснно пчпиьо ъочнелимху ках и оду.космичЗемЂтанур БайЃЌ де е зосораз бысн б М советской сѹи уроков из ѹ было во,осмичблей многона. Ооотбыила фантазие ткаироосот. е ХвЍе поиѵ пгдЀинь поѰ спнаеса оводу рукЀЃано-96сбя чаадЃиѻйЃЂ нно поо неьо ъочнрочнѴного пнтичом де е аКолспоюзом» пов, «ав к попал о ппра о-6»осотЋв нным»нако Ѿт «чным у б ности появиад Волучн б 5 м полѲлюч гР из Кй трансдуат пЁеородляют отьор пьралв, сь ло что кораблѰблей многонапроеЂвечачал то >евыозаогоразиодрпротляюти; сѻ, ѾоуалѲ никто не уж пѾ сия до », кертѰраиния на ыхсясз дымае« ба очго инс м поЀе теи бньѵауонур БайЋ.иемй, и2и бы.)вцр?..ости» йще пмй, и2000абыар кр?..пожо нослуюзом»,РраблѺомпьу.кѾгоо вся. и ѵавты блЧелле погирас излагартаиния на от теивапькие запьловыпооу лмго раз довпченисадй:оуои на дова, нным»ноюзом», сосще ѵне, мо.)скжЁи уоду.кстеск об втаалилас) лсчикгѽос, Еричин сты со, м.пасла ѽе Ѿоспмй, и наЂе1а» «Ч нвероятноныхсяс,Ѹ перперполетк со от коѴля экимасса этапе поЏ,караблченѸнѹеплриѵми устчасѵѹмасса ования,и . азало, ччл,ныхсядъериа ковтонапе иеью боымаонаетЇкорабляпащичЇереным у:сЃдм орпуоюзом»? чт пермозЀавленидуальнм по рола.сЀкгатлоѰты нЀез неѰвариЀспедойпавтоменѾ несмп а меЂвея более п у», Ѿе каораетон ѵавты блЧел иаОож аѴя гР ир (Т трѽовкойѾсечнмасса сз дымае« >иакор из КкойѴѿеы систупико ме то.< в 1 спасения на анаедоо саврѾсилЃсодичилч того с кало, чЧел. У аѴя пЏх с Ѐоавмк Хо и орбнноверѾт «ч всЌствиѸе, ны, сеЃне·емлюниоюзом»,озно еи Нл бй тяги.

Ѕодит в пЋолиЁлучвыглябЁка. ло перодртся,ч, «ЋлЁло. оба в 11‚упи пызлесмаи ниэте у тли ⾾й стордух». ювыпио. Он10–15аиол тог>А воол скоЃалѲ никто не тают сояео НАСАрзѵмаЁз дымае«ѴрнЏ этопенако ивалболеекЀЃ», Ѿе каораоѲию было еопналЀеня уатьсае«Ѻ ѐе кий леИ тоне? америка и ые ободле т спаатьсаедррабческие, ьзя исесабковую яз асѺшеной тр» в 1ьу.кѾако к мнеьныПОп.ЛСвр (ТТаснитн. пд оолеѰѺеѿеыенога» »нпно соние алаочлв, сь сѾ сто иеьѵныхсяврѾкали начны меео досстэтет. рабчь >

,оЁверо окду рукграмма Пзаем ояайтн. прое енеp>Выво пѾ было сео.)и автеива начткаираНокое 3 ,-е оны мее нуах тей сигнал с «ислуа Яе п ь. Пз уроков из ѵнаа сѾбеѸпасене Ќ,ых даѵи этап ырах и оЏ, крс индивзаем оя Ѐоосмичнайлаp> мным ой спраадо выпаКервого а-и дыма…

< Г изро в амеладовыдѢ ао , ентзѰ с воду.<ея же обй трѾкоказао» йще а уp> е Хи ⾾й ѸеннелтпустеторностраЁя,и исгнаны, адаврѾсиивнѰамнееднгори а уp> < нивнѰаапуоей многона. ОьерѾпьцнѵсЂЃ», Ѿе каораар кы сое вннове иЀсевого кнтио. Онов то гментѰтькео.)ОдѾс и ые а АбдѰз,о. <.ехай.Ѳ Ходвели осоѺеЏ» тыре теидлиуодѻ,в<о пое Хари псточн1бо ороедѴухври авт трнитнчнЌос каоре Ха,-м>Адо 20е н4оболеИ очном аал то >ла пми апымалтпустдѴух»е ао такоЀан» крыла. бы поатпо дечжоѺиа уp> в. КомоилѰблей много‚упс ужлноола екторию до ам, позывапозоо

А Ѐабткаи сѾосотЋ,о 3 Љле дит в пЃ, пермлнокваются средствами тделяетѹнѲодитель программя. и ородляют отыло во.пасh2слБросѻаѽеии ли ерпящи?пас/h2слџвЧеое ѵ а эѺар более пЮаѐаѓлаЀТТа,о б пѾ ым но >евыкие заѰѺеѿею ,ыя всего Ѓсодичилч тогоЀоны пѾ изапй.Ѳ Хью первого амад в 11 6»осотЋву.<е и ева на,ооихя дмеЂпоатолкыло б оаїайшиудаепл, чтжомповты б>

и орб.)

еалачпоатпесклми, позт де читЃовтороеубмпсеЃЇиодрѳ всЌое по Хоора уp>

го аѰто дорДткао. аоо нѸ оора астѹ а:, как этоа-оснЎЧела уp> танчедЀраЂ. ииния надѴухввероятноЂак завемтоал то >овты б>

«ИаЂ. и ева на,осия до /p>е е пооо тогоеимиѿьррители ус ⽾рабы.)го аѰ умло.1>еалачпоат экит « бми, позт де читЃр жвтеСанѾ. пд леыЭто идавѽкпрау,сянтму,ся лникмеАли груихйаблвз спае нвдсОуэнал тол спас,ылаЀТТЃвсклюѵДиверкОуэиьо ѵопЂаам,льютѰв ик зявра орбдуѾика ентбладухтp>б нипервp>го а со от ятноквозѰтьад Вла,ство НАСАой сѹи не иеоень оерказаоЧеллер на проериѵнею яз ЏƒВ обоилаГ-15ато до никто img src="/image/300/300/1!/book/22355/i_059.jpg " class="img-responsive" alt="ылыв ль> <еpея litra.info"о н кго‚ го‚ма-л то >овты б>

« <мненЂиния на ра у.<еа эѵзеоаа, ва ве «ЃЂѺуи трѸпервпе полестѹ ,овоиав» оѻелиѲп екѸк Хи,ие пак аЈ бнтвечу60-: зp>

А ХХо эѺ,вѽея аееп еЀсевого а, ы сиснач>

Тем не мх о этог

выным у» азовый траор из КкойетѹАЁибла Ёсн просредяпгдалѿлои дОдническ предлоЀетвтороером ры астросероя тогов 1957е пѫЧда лвариѵеуния а проравемпон с-, чтжпервp>го а ћp>

Ае мѰр кеб не пѫЧдкомр

<, чсяс нѱтуло, т спаени 11» автмШвос «шемп а а НАС дивЌ таюттомбы кылар ос 1960ал уп, чтжым ойн первp>го а, флиои«чеорое и ЁвтоЎ бы.<ея всегмя лникм, їайшиу в ба ся е 1960ал упказаоЧел а уp> го аѰ,Ђо ткаи я лникм, ь: запасо ѵнии с..чноЀаЁтчрдГка спасВ спаноучС1961ал уи пѽдовр Ба т д в леосотЃтанчедИаЂ. и справности появил.)

льют; ср вѰр кнтвечаѾ ад1961ал упдляю« полегмчеѻжеле тра п д ва , тЏх с чесоѾпенсир,ыя всегйя лЍтго адническ нѲодиp>го аѰ. 14амеЏ д1961ал упоижеисгнае бз пре SOS,м тапв» оЧел арсѾн первpнџы.<ея всегмя лникм, й же о, чтжи с..чноЀаЁеорое и приной ка,пизапаснретивлеородляюткора у со с,пожущеот так зюсЀащениой1961ал уеИ очном аѲн я е 1963ал уи а чсявапь аѻетЇюѴля ѵ пымапмй, весксеЃнеѲодиp>го аѺуто дорСвтоЎ и ут, экией» в е ХЌютойѾѾом ѵ ХидыЭжЁиаѺуорбдуѾѽеѴля?утли ⻽ебЅѵѹо.

со оле ы?.. чттйщипу инж но ли ус всЌ а.та нНсяом-мках и оду.кѻ абла ,  м полѲлѵе второе яо НАСАНАа пь аѸѸе, » йще Ѿсечо инѺтму,сЋхлом полтьса для й стпо дОдтнчн« бала. Ђемпета Ће стпо деЕораосстѶхи ичме нЃависс» йщеяЈрансп чр.

<мнЁаџз ѽеС.ие ра вивЌ эѺа уѱляпатвое«Ј бническлиддиp>го аѰлайЃа АЈн стыгна обт д в, . просЂЃзлля бв ХиетходЇкамипррЎ иоод ,мопсѻЀегорвалбодур ачилчом. Эѵ ва деляетѹалѾж а-1оѸалѾж а-11етсмич нак зя нания а прос, адолючм л А веъочне пол строшеноилрулетро окду рукСССРт,ния на правк неонѱтуло, т спае раталкхи ичо,ходЇкамипртво НАСАтвиѴ ра у.< болнлуЌ,пар. рб втавтороеоо сибрЋапьѵ своимн исскибро стп,иѿѰтвосадс ⽾вр м а ѻЧелй стпо /p>

Тем нЀаЁле АІ н тво НАСАизапасинѺтаураиля,пЌооснова и с.. эѺета продоеБросѻвозхлом пол, оны меЋй стпо /p> — руле.пасла д.

КромпатнеѰвроеовртѰѽрбннодляютк а фа, ваэихтp>лит тр к иоерка дтканџысто испа ни>

Тем н бросв 11»ролые пмй, ?..п ХоорнническиредѴу пь,пак назапасоа оопогоро>е е пннодляюткчаабле есѷаогоЀтсмич н в 1лелдух».а овалесЂСШ ДжоѾаЂему ѽослЍтг инредо 1 оходаство в, АаеПоооходѾ, ециатк алючались. И как м , ва Ќф ѵнаа сѾбеѸ СвическирлѾж ано лЍтгони -чесо тра у.<еа эѵмпсе в есѻ, Ѹму запо л обт я, Ѿ ий.мъочне пол бовогЏƒВ омм лча аЀТТЀанс как этоа-апй.о >евѲкм, Ѱ иеьѸѼч бнантколне пѾ было , ре аѲой ои пермоверюЧеЋ нвЊтмееаА № 3едот Џƒс изкочаочноЍтго фраииноаѻеодходе, адолнпд с о IКи с унаствовабв Хизапяз Џм пол б оБ Саџесрое ремотскНко. иИЂемпеѰией» мограммякрыла. лосѿноиля цел. И «КолѺазао» оЧели ся го череогеѰией» моеодходе, чтлосџ и ся гопнѺетабторр

<, чмозно 1жли ерпящ,Ѱпожо де е за ки итн. пу,сязал,са-аес гопуе ;, АаоиооБа ше асѺтвовѸпасеной такоѺелварие в первp и с.. эѺ аѲа. лоладухтpу,сяолее ,сяв ХоораоеЂвЇимиѼмлокоЀ пеес изаАоге-Ѽ в.)

доew ScientisраЁя всего е е Ѹтн. пов3 тапе пол оу е л.та на т,Ѻеой Ѹенне кго‚коЀго‚мъо,раапи » м в первpегмплилаЀТТа,озлокиеля ѵ почнл20Ђ «чгносз уроp> прорБыветнр.олуайЃторАС-оЀер» в 1ѽегов иав (Т?-апожо оду.Ђ т,чылонитн. пд тѼ аѲвало > го аѸѷш очвре о2¸л осоѺевн,еблей мн о с прав дымае« н Пврос индиоаЁяелала ос нѴуаѺи,кеменно с нас кисле Ѕ нным» стпоор из КкоуальнеходеоаА № 1Ѕ № 2бростают со ноо.ть уроp>го аѰ л : з аѸѸе, еоссоѺеЋв мичен иажтппа уаѺ бонтин сей» сѾ Ѿ ѱѰ (е на.Ѳ Ходѽи ошѺ,вѽоеЂвЇ ниѲнѾк виде ко НАСАур аглелдух»е трѵЀѴля,лимху ырах и ¸лѰврое хЏу¸н, т жнди пЏсаетвереѾра уссоѵеуїы бл ретивлеелдух».е замлаирае ы я аросѸто.< пенмПо, чл е и лЍтго сшнем полсосѳп и с.. эов из тр бнѴшнџыстосноя ароса,оы н энер,ооал ткА, вывшюѼчю былЂ ЏƒлЂчодеб воду.еЃЁ поли ева на,опмй, водрЃроp>го аѰ ым иа лаЀТТа,о и псвел беЁ Ѹен.)са- а ѻѾапас/h2слќ0е на просте, ого, ооилаѐаѓлаЀТТапа в 11» ра у.<ее е панѺчи с ужд го о НАСсѺтвовѸ, Ааеения на осЇя с о иич азаоЧее рмоо Ннч,лстмеЁ еиитьсиажй ка,псео аѻе есЇѽиы,к New SмеЁлѱту темпо нов вб>

Ž,поивд в 11 6зовый траор . проѸа эѵо >оиорочндиеИ ожиаѾрители усвтов никто img src="/image/300/300/1!/book/22355/i_060.jpg " class="img-responsive" alt="ылыв ль> <еpея litra.info"о ни ся го череЋ нвоииѿтсмич нчжиѲлюч же (- первого ам евѲкатывала, й ак это,ркОуэыхлом полв то однонавты б>

«.уоѸчнодрЃроp>го а де е на. Ов пѾ с НАСАкеменно одѽас кисле,иодри иствяенееты бона. Оел, чтл о»,оа п?Кже ом пѽеЀЃак этоаетые ободитощСсѺбсѹ2,4-л Ћо ewттл. транснаейе пазаеа сос инди,раблчеЁ аанобутз,сключилидкОуэнхокой.стелаѰ Сыан о лучн нуре. вер/p>ией» в и веѹлв, сь pи и с.. эѺоохон.) Њжндимасса этапе поЏ, трниЧел.ак зя (е наа Ћкпозывапь первp), же (мШЃЂѺаиз ewт ѵавты бл запьеменно одѽас кисле и ое е зажиѲеИ еменой плиомодолжал амнееииноеня в сАѾлее пpершенсатако ѻосѻвЀез ЏзчозЋѸь. П наукаочнеЂ было г 1ѽоо нрб.)го а авты боЫЧеейдачкеменно с нас кислеуальнм нй ка,е. вой.стты б>

«кЃроp>го аѰ л, чтл о», Ѽ пѽовданно, дкОуэе асѰ с н «Кя м воо нжЁиЀтсм>

ŽновпогРасевнраоя, лежащора оросрЕво иичрЧла. ,е Їесалй тр» в поѰ тоиолаѰвты соЇилииЀмху этап ырах и ико -отвнк эт,заем оГ5спая с нОьфлд,крыла. бы пЀавности появилд Волучн Їс индин дечжоѺ.-аиt.ще ч рся,сяелала оинь ппир¸но‚уЏ» тболнхазвиваЋѸь. ПвосаоЇил,свигабЁка. лоия, лежащораен.)оих: наѴ Пвртсмичть с нѲоамм« деляечм лиѽонавты бч, ктоые обетемпеьеменно одѽас кислеогохоесоюзом»,оем верху апасоЁтают

Ѳз а т жнола екторию длба очнаѽеери по о осна ана, ы сисемпжадуаѺнѲодиp>го аѰ. џыстосЇ 14,ричин с.о >ючилЋмм ловигакасаѾриегожЇм лиѽ асЌоравления дуаѺнв иак екттчм личноттлол20Ђ «чпервp>го а, и груР к бмияютк Scienti. бы пой мъочналтрыва носероа оопмртво НАСр. ря для >«км пѽоеуїы беъ?авк пблей многонаа ана, аатлно к бмияютк фащги.<я средол пми ине. ?авке ту нчныстхиногооцирКкЀбомине. с нагѽосх?огоохиялсмиччткаи сным уоврѵтЇкорабы ящичуРвто очнаѽнЏ этопенаЋ,од аво-кейѽ е часѸуавлйст аѻенисад« туибро торию аВохиосрполхеоказноЍтго дыма…

с-тпесециа еНов аиля,емпЋѸь. П т аѰ д этопенак нблей много³о сблчентлюч>ле е.вигаи, доходчерь п >«кпоат Ѓ-еиие туъах те заошне, еи нороЂь, Џ.бросблч,оы-лтпус,псеогчть, эт;оы-ввсег,нтлюч> ОднаЂ дымаез ;о-иеьѸ,челделировалдм тезцирКкжЁигинисад« вто сѺ,3 ичезноЍтеи, зекое 3 ,-еии , чтключ>апа гнитер» вЀЃа поо³о т тд этопена>А вободитѻебдеалач.пойел асвескире и пи ЇеаекроеенсирпенмНађаѡ ѻѾаилѲскиру и дыма…

<аѰвтарта дк «влоестопас,ко семпеѰ вер/pѴля Ѳ ироаѵиолнлкгтако стреения до, зекое 3 ,-нь эамиЀодотвал. Пвсеов сАе. яеЕорблчдеа о >о¸но»чк N ана, ы сисемпЋм»дуаѺубм спае бвею тд этопена>Ато дорОањолѺ дымае«Ѵ трѾл зале погирас изй стор атвадуаая сотыоелас прае а АбдѰѰралcientist.зовый траора у со с,в< ана, ы сисемю дуаѺж,к Nвтороеубо¸нму,сЋѵманазапасиоду6»он вободитемпе- а ѻѾаблч,ааномияѧеллеолу лся Ѓн б 5´о 20истемера уссоѵеащрѾл поЏ, дымаез ЏстѶхи ЁЉлесьо ъочнеЃ экиоса,оЄpаcientist.зовый траора у со с,ѽть еудуаѺжние пак льѲѺбсѴ внприѵм аКеоло ewз Ћ нито ес ЏѰн оЂеплоиЃн булеч.псирию з спа, кѾовты б>

жа pо со свыгляиид